Главное меню
Навигация
  • Карта мира
  • gates of fate's map


« Описание мира « Техническое « Социальное « Игровое « Информация по механике « Оформление механики
Панель умений

Gates of FATE: Tears of Gargea

Объявление

Внимание! Дизайн и функционал форума не рассчитан под мобильные устройства.

Внимание! Возможность создания оригинальных рас временно закрывается.

28 февраля форум будет закрыт от новых регистраций и сообщений


Текущие мероприятия: Оруженосцы, Противостояние стихий


» Краткая сводка по событиям в игре «» Краткая сводка по событиям в игре « new - Строительство Храма Первого огня в Интхууле закончено! Храм Бога-ремесленника был восстановлен после пожара и стал ещё краше. Ходят слухи, что сам Наурм посетил стройку и пир в честь открытия священного места.
new - Некие злоумышленники отравили воду в городе Эстелле зельем смены пола из-за чего в городе на целые сутки начался страшный переполох. Воспользовавшись беспорядками, несколько рыцарей Цельпа дезертировали и похитили тело бывшего Главнокомандующего. Эти злодеи были объявлены в розыск!
- В землях Эстелла значительно увеличился уровень преступности и бандитизма. В городе растет народное недовольство и недоверие к нынешним властям.
- Среди пиратов Сэрдана стали распространяться слухи о том, что один за другим пропадают Хранители Ключей. Однако никаких подтверждений этим пьяным россказням нет.
- Город Света, Вашвельм, заявил на политической арене, что намеревается собрать войска и отправить их на запад, к бывшим землям павшего Везена, чтобы искоренить скверну, уничтожить всех теней и вернуть эти территории людям. Уже был заключен договор с Хрейдмаром, позволяющий «армии света» пересечь имперские территории. Готовится крупная военная кампания.
- Битва с Аватаром Разоэнру подошла к концу. Герои триумфально вернулись домой, покрыв себя славой и вписав свои имена в историю. Мир начал оправляться от «Восстания ледяных эльфов» и ужасов, которые принес Дь’Лонрак со своими прихвостнями. В Фаэдере уже возводят памятник в честь Героев и жертв этой короткой войны.
- Долгое время в подземельях Интхуула гномы ведут затяжную войну с пещерными паразитами - кобольдами. Для обеспечения более масштабной атаки на логова тварей уже начались подготовительная и разведывательная миссии.
- Ходят слухи, что в окрестностях Льесальфахейма поселилось уже несколько некромантов. Из-за их темной активности Древо Жизни медленно погибает. Можно только гадать, откуда они пришли и что они планируют в дальнейшем.
- Мельн Словоплёт пропал! Известного барда давно уже не встречали в тавернах, распевающего свои бессмертные шедевры. Все поклонники его творчества пребывают в глубоком беспокойстве и готовы отправится на поиски.
- Долина Врат вступает в новую эпоху, и её будущее зависит от вас…

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » В былые времена » Противостояние


Противостояние

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Действующие лица:
Nickolas Kinby
Внешний вид персонажей:
Меняется в процессе игры
Дата и время в эпизоде:
10  месяца Берила Года Базарно-огненного Феникса
Погода в эпизоде и место действия:
Довольно тепло, прохладный ветер продувает в городе, даря легкую и такую нужную, прохладу. Редкие тучи, то и дело закрывают солнце, но в остальном довольно сухо, но не слишком жарко.
Тип эпизода:
Личный.
Краткое описание действий в эпизоде: (по желанию)
Проблемы находят людей всегда и если это не его личные проблемы, то всегда найдется тот, чьи проблемы станут и твоими проблемами. И еще хуже, когда проблемы настигают тебя в тот момент, когда ты хочешь просто передохнуть, выпить чашечку чая, расслабиться и просто заняться чем-то, что позволит тебе мирно провести время в любимом кресле, возле лампы, с хорошей книгой в руках.

0

2

Песок под ногами поскрипывал, но этого было не услышать. Это слышали лишь те, кто стоял на песке, ощущая его под своими ногами. Толпа ревела и бесновалась настолько сильно, что вибрации от их голосов были ощутимы физически. Казалось, что трибуны разваляться от такого рева и топота и как они выдерживали это давление было известно только строителям этого места.
Это была Арена. Настоящая, подпольная, арена, в которой все пропахло потом и кровью. Песок здесь имел буроватый оттенок, от количества крови, что он впитал в себя за все те годы, что здесь сражались гладиаторы. Здание арены больше напоминало подвал огромного склада или просто это был подземный склад, в котором кто-то выстроил пару десятков рядов сидячих мест, а так же широкую, прямоугольную арену, огражденную от зрителей сталью и деревом. Это скорее была даже не арена, а клетка, огромная клетка, пол которой был выстелен песком, а стены были из металла, оббитого деревом снизу. Древесный настил был не выше полтора метра в высоту, чтобы брызгающая кровь сражающихся не попадала на зрителей. Кое где доски уже были сломаны, треснуты и просто избиты, но все еще держались, продолжая выполнять свою работу. В них были ниши для оружия, что сейчас пустовали, ведь сражения с оружием были не слишком популярны из-за того, что подобные зрелища можно было посетить в Хрейдмаре, на местной арене, где бои с использованием оружия были обычным делом. Здесь же собирались те, кто жаждал не просто убийства, а крови и страданий. Они жаждали видеть, как один боец превращает другого в фарш из мяса и костей. Как оба сражающихся покрываются не только синяками, но и кровоподтеками, переломами и как гладиаторы, методично, убивают друг-друга. Это место было переполнено страданиями тех, кому не повезло победить в здешних боях, ведь здесь не было правил, не было жалости и не было ничего, что помешало бы одному убить другого. Была только ярость, жажда победить и показать, кто здесь лучший боец.
Впервые, за несколько лет, Николас не ощущал тяжести оружия в руках. Он был легко одет, ведь броня здесь была запрещена. Только рубахи, штаны и больше ничего. Даже сапоги были запрещены. Что уж говорить о поясах и о чем-то, что хоть отдаленно можно было назвать или использовать как оружие. Это его мало волновало, но все это было весьма необычно. Ощущать под босыми ногами теплоту песка было весьма приятно, хотя думать о том, сколько в этом песке крови, не очень то и хотелось. Он предпочитал думать о сопернике, с которым свела их судьба. Это был довольно высокий полуорк, не понятно каким образом оказавшийся здесь. Он был вполне разумен, не одичавший и даже не впадающий в ярость от вида крови или от тех повреждений, что он уже получил за сегодня. У него была разбита губа, несколько свежих синяков красовались на его крупном и мускулистом теле, но в целом, он ощущал себя очень даже не плохо. Ник же выглядел примерно так же, разве что ему удалось сохранить свое лицо в целости и сохранности, правда торс его выглядел похуже, да и ощущалось все это весьма не плохо.
Боль была ноющей и тягучей, но с ней можно было мириться. Кровоточащих ран не было, зато были гематомы, которые мешали двигаться и делали некоторые вещи в этом сражении просто невозможными. А еще, его враг был куда сильнее и более приспособленным к такому виду драк, а потому вряд ли он испытывал дискомфорт от тех ударов, что принял на свое тело.
Бой длился уже какое-то время и соперники успели изучить друг друга. Первосвященник прекрасно знал, что полуорк всегда дергает плечом, когда пытается нанести удар. А еще он слегка пригибался, явно вкладывая в свои удары еще и свой, достаточно не малый, вес. Он предпочитал сражаться руками и часто пытался схватить своего врага и доселе Николасу удавалось избегать смертельных захватов. Любой, мало мальски опытный боец знал, что попасть в захват, да еще и к такому верзиле было равносильно проигрышу, а то и смерти, так что всеми силами приходилось изловчиваться и уходить от захватов. В последний раз, за это пришлось поплатиться и принять, весьма хороший удар в область почек. Тело болело до сих пор и это место было сосредоточием этой самой боли.
Они разошлись, снова изучая друг друга и примеряясь к новой атаке, под подвывания толпы. Ник следил за своим врагом, замечая, что тот сжимает кулаки, но не спешит атаковать. Владел он собой прекрасно, не поддаваясь адреналину и это лишь придавало ему уверенности в победе. Полуорк прекрасно знал, что он сейчас в более выигрышном положении, потому и не атаковал первым, а что же касается Ника... он отвлекся. Там, за спиной своего врага, где-то среди толпы зрителей, он заметил знакомую фигуру. Одеяния были легко узнаваемы, а стоило лишь заметить их, как он узнал и владельца этих одеяний. Что ты здесь делаешь? Промелькнуло у него в голове и похоже, это отразилось в его глазах. Что-то, что выдало его несобранность, которая тут же была использована против него. Бесшумно, без криков и чего-то подобного, полуорк сократил дистанцию быстрым рывком вперед и тут же ударил своего соперника кулаком в челюсть. Короткий, быстрый удар, в который была вложена, если не вся сила, то большая её часть.

0

3

Как бы было неприятно это признавать тем, кто поставил на него деньги (а таких болельщиков, пусть и было немного, но они, все же, были) Ник упал. Он не был готов к этому удару и пропущенный удар стал для него почти что роковым. В глазах потемнело, а тело просто покачнулось. Устоять на ногах было просто невозможно, попытка же поднять руки в защитном жесте была тщетной. Слишком хорош был удар, слишком удачен и силен, чтобы он успел прийти в себя и перейти к защите. Ноги заплетались и лишь чудом он еще не упал на спину. Руки перестали хоть как-то реагировать на приказы мозга и Николас пропустил еще один удар, уже с другой стороны и тоже в челюсть, которая превратилась в тот же миг в сосредоточие боли вселенских масштабов. Третий удар в солнечное сплетение полностью вывел его из того, что еще можно было назвать состоянием боя. Он просто согнулся пополам и в тот же миг на его спину обрушился последний, добивающий, удар из сложенных вместе, в замок, кулаков.
Песок резко метнулся к нему и он ударился в него лицом. Тело просто не отвечало ни на какие команды и то, что он вообще был еще в сознании никак, кроме чудом, нельзя было назвать. Он лишь смог, невообразимым образом, сжаться в позу эмбриона, когда в него врезалась нога полуорка, заставляя его покатиться по земле, собирая своим телом песок, грязь и поднимая волну пыли. В горле пересохло и даже если откинуть невообразимую боль в теле, он не мог пошевелиться, а если и делал что-то, то это было настолько медленным движением, что казалось, будто он двигаться под водой. Толпа заревела, предчувствуя новые реки крови и кучу сломанных костей. Кто-то ругался, осознавая, что проиграл свою ставку в этом бою, но в большинстве своем зрители радовались этому сражению, в котором полуорк был явно фаворитом и любимчиком толпы. Здесь любили таких, больших и сильных, тех, кто мог крошить кости и черепа голыми руками, а так же мог сломать своего соперника чуть ли не пополам, дабы угодить толпе и своей жажде крови. Полуорк был не совсем из тех, кто делал подобные вещи, но сейчас его глаза горели от жажды крови, что, постепенно, захватывала его все больше. Ник видел это, когда тот подошел ближе, схватил его за волосы и поднял, держа в одной руке. Вторую руку полуорк поднял высоко, показывая свое превосходство и как бы приветствуя толпу.
Первожрец тяжело дышал, стараясь хоть как-то разобраться со своим дыханием и свои телом, продолжающим себя вести так, словно оно было чужим, а не его собственным. Он уперся рукой в грудь своего соперника и тот, едва ощутил это касание, резко опустил свою ручищу Николасу на левое предплечье, желая сломать его. Ник был точно уверен, что заметил удивление, а так же не понимание того, что же происходит перед тем, как гримаса боли исказила лицо полуорка, когда его рука соприкоснулась с предплечьем человека. Хруст услышали лишь они вдвоем и это был не хруст ломающегося предплечья. Так ломалась рука громилы о плотную кожу его врага. Инстинктивно Ник просто укрепил всю левую руку до твердого состояния, так что полуорк с таким же успехом мог ударить со всей силы, скажем, по наковальне.
Боец закричал и отпустил соперника, отходя от него на несколько шагов, хватаясь при этом за поврежденную конечность, словно он мог чем-то помочь самому себе. Наступила гробовая тишина, ведь для зрителей произошло нечто из ряда вон выходящее. Вот, почти победитель сражения ударил своего соперника, а потом вдруг заорал и стал от него отходить, при этом держась за явно поврежденную руку, которой он собирался завершить это сражение. Лишь одно существо, один человек знал, что произошло на самом деле. Алый плащ был прекрасно виден даже в такой, плотной, толпе. Алый плащ с парочкой отличительных знаков, о которых знал лишь сам Николас, ведь они были столь незначительны, что никто бы на них и внимания не обратил, если бы точно не знал о том, что это важно. Человек просто стоял и смотрел, задумчиво и немного нахмурившись. Это была девушка, Ник прекрасно знал, что это девушка и точно знал, кто там, под капюшоном, что скрывал лицо владельца алого плаща-куртки.
Что же ты здесь делаешь? Так и хотелось узнать ему, задав этот вопрос и он словно задавал его, мысленно, прекрасно зная, что девушка не слышит его мысли, но вполне возможно, понимает то, что он хотел сказать, ведь стоило им встретиться взглядами, как фигура в плаще двинулась,сквозь толпу, к выходу из этого места.
Николас обернулся к верзиле, что все пытался хоть что-то сделать со сломанной рукой и похоже, он даже пришел в себя и теперь, насупившись, смотрел на своего соперника, явно желая разорвать того на куски, причиняя тому еще больше боли, которую тот, по мнению полуорка, заслужил. Ник же пришел в себя окончательно и даже смог отгородиться от той боли, что еще пылала в его теле. Выглядел он, мягко говоря, паршиво и в его состоянии было бы лучше сдаться, но здесь явно такого не хотели даже слышать и если на мнение зрителей он мог наплевать, то по глазам соперника он видел, что тот не собирался все оставлять вот так.
-Прости друг, но у меня нет на это времени, - произнес Ник, а потом сорвался с места и нанес прямой удар левой, даже не делая попыток как-то тот скрыть.
Полуорк выбросил руку вперед, собираясь защититься, но это ему не помогло. Точно так же можно было защищаться от боевого молота голыми руками. Удар был достаточно силен, чтобы сломать руку сразу в двух местах, да еще и блок был пробит, так что боец пошатнулся, опустив сломанную руку. Второй удар он получил уже правой рукой, прямо в челюсть, а потом, туда же, было нанесено еще два удара по очередности каждой рукой. Больше Ник не усиливал свою левую руку, так что челюсть полуорка не была уничтожена, лишь выбита, как и его сознание. Грузная туша, довольно медленно, осела на землю, прямо к ногам человека, что тяжело дышал и смотрел только в одном направлении, но фигуры в алом плаще он больше не видел.

0

4

Трибуны словно взорвались, стоило полуорку упасть на землю. Казалось, что даже те, кто проиграл свои деньги, ставив на полуорка были просто в восторге от результата. Кто-то улюлюкал, кто-то -свистел, а некоторые так вообще словно сошли с ума и орали как умалишенные. Даже девушки визжали так, словно увидели жуткую мерзость и вот-вот должны свалиться в обморок от отвращения или страха. Здесь же, стоило поглядеть на их лица, как было прекрасно заметно возбуждение. Они получали удовольствие от того, свидетелем чего стали только что. Интересно, что же с ними делают их мужья, если этих барышень возбуждает нечто подобное? Не хотел бы я оказаться в одной спальне с одной из них. Еще резать бы пришлось её или бить. Странными бывают люди и нелюди. Ник присел, приложил руку к коже полуорка, проверяя, дышит ли тот, но он был в порядке, так что человек просто переступил его тело, когда поднялся обратно на ноги и двинулся к выходу, что был уже открыт.
Два стражника стояли по обе стороны от ворот, но был и еще один человек, который появился в тот момент, когда Николас почти покинул арену. Человек был низкорослым, но это был явно не гном. Слишком уж тучным был этот мужик неопределенного возраста, с аккуратной, козлиной бородкой, изящными очками в золотой оправе и в дорогом костюме. Он вылез словно из потайной двери, жутко потел, то ли от волнения, то ли от жары, что стояла здесь, возле врат ведущих на арену. Его глаза были хитрыми и он крутив в руках трость, которую даже не опускал на пол, так что было понятно, что это просто аксесуар, чтобы казаться более важной личностью, а не для того, чтобы опираться на трость при ходьбе. Стоило только поглядеть на этого человека, как Ник тут же ощутил какую-то настороженность. Что-то ему не нравилось в этом мужичке, но вот что именно, он еще не понял. Просто о подвохе кричало все его естество, а он привык верить своим чувствам. Верить им полностью, так что и сейчас полагал, что чувства его не подводят. Именно потому он и напрягся, хотя собирался уже расслабиться и уйти. У него были дела и они не терпели отлагательств.
-Постойте - постойте, мне нужно с вами поговорить, - человек вытер лицо платком, хотя капли пота тут же, снова, появились у него на лице. -Не торопитесь, молодой человек, вы разве забыли, что это не все? Куда же вы?
-Один бой. Победа или поражение. Две тысячи серебра победителю и ничего для проигравшего, - произнес Николас четкую фразу, которую он помнил из "правил" этого места. Он прекрасно помнил, что там было написано и по сути, ему должны были вынести его монеты, а не ходить тут и мешать, говоря не понятно о чем, чего не было в регламенте.
-Это старый договор, который не имеет силы. Сейчас у меня есть новый и в нем четко сказано, - толстяк откашлялся, достал, не пойми откуда, лист бумаги с какими-то подписями, на пару с печатями и стал зачитывать. -Победитель в первом бою должен сразиться еще, как минимум, в двух боях, подтверждая свою победу. Бой на тех же правилах, что и предыдущие, а значит никакого оружия. Соперники выбираются в случайном порядке распорядителем боев.
Он хотел было еще что-то зачитать, но Николас просто выхватил у него бумагу, быстро пробежался по ней глазами, читая весь текст полностью, после чего просто порвал этот "документ", ничуть не смутившись того, что стражники у ворот напряглись и получше перехватили оружие, которое держали наготове. Они даже переглянулись, но эта парочка мало волновала Первожреца. Его одежда лежала неподалеку, как и его меч, что был прислонен к небольшой лавке, что стояла возле стены и на которой и лежали его вещи.
-Один бой, одна победа, две тысячи серебра. Ваши новые правила меня не интересуют, -а правила там были весьма занимательные, особенно учитывая то, что сумма, служившая наградой, никак не увеличивалась, победишь ты одного соперника или троих по очереди. Она оставалась прежней, что позволяло учредителям и хозяевам всего этого места платить меньше, а получать при этом куда больше. Жадность всегда, рано или поздно, побеждала здравый смысл.
-Это возмутительно, я буду, - затопал ногами мужичок-толстячок, но тут же затих, когда его за грудки схватили и подняли над землей. Его глаза, тут же, заполнились страхом и ужасом от осознания, что его сейчас могут просто раздавить.
Стражники направили на него оружие, но человек и бровью не повел. Они бы не атаковали его, ведь был шанс задеть этого жирдяя, так что это было все лишь игрой, не более. Да и их движения были не слишком уж быстрыми и проворными. Стража явно не сражалась уже давно, а привыкла к порядку и тому, что гладиаторы были уставшими и не представляли проблем после того, как выходили с арены. Заржавела здесь охрана, так сказать. И может Ник впечатал бы жирдяя в стену или выбил бы из него дух, если бы не фигура в плаще, что показалась там, в конце коридора, возле одной из дверей, что вели не пойми куда. Он увидел, как она покачала головой, словно говоря ему "не стоит, просто не стоит" и Первожрец отпустил толстяка.
-Один бой максимум или выставляй сразу своих двух бойцов и покончим с этим. Награда три с половиной тысячи, - он развернулся и вернулся обратно на арену, где снова толпа закричала, приветствуя победителя последнего боя.

0

5

Долго ждать не пришлось. На арену, чуть ли не за ним, выскочило два молодчика. Это были братья, судя по тому, что они похожи, как две капли воды. Оба были не слишком внушительны на вид и напоминали Нику самого себя. Обычные парни, без огромных мышц и ростом примерно таким же, как у него самого. Разве что они двигались как-то замысловато, словно уже начали бой и пытались сбить своего соперника с толку, постоянно меняясь местами друг с другом. Это порождало подозрения. Слаженные действия - плохо. Они явно всегда сражаются вдвоем, а значит нужно ждать скоординированного удара. Один отвлекает внимание, а второй бьет? Или атака с двух сторон одновременно? Не похоже на совместное нападение. Молодчики не заходили с двух разных сторон, а постоянно кружили так, словно собирались нападать конкретно с одного направления, только пытались понять, с какого именно направления они будут нападать.
Николас не двигался, а застыл на месте, давая им возможность ударить первыми. Атаковать двух врагов было неразумно, да и места здесь было предостаточно, так что можно было отойти или отпрыгнуть от неожиданной атаки, если вдруг та будет неожиданной или той, которую невозможно отразить. Но парни не спешили, а медленно подходили, меняясь местами и заходя за спину друг-друга. Лишь в какой-то момент Ник увидел, что их движения стали более быстрыми и они резко сорвали дистанцию. Один ударил кулаком, метя в челюсть. Обычный, незамысловатый удар. Первожрец ждал до последнего, ожидая подвоха и отбил удар в сторону, только вот атаковать он не успел, ведь стоило ему отбить первый удар, как вдруг возле его лица промелькнул еще один кулак и Ник был вынужден отступить назад, уклоняясь от удара уже второго соперника. Третий последовал незамедлительно и он снова был вынужден поставить блок. Целая серия из хаотичных ударов обрушилась на него. Враги действовали слаженно, наносили удар за ударом, причем все они делали методично, не мешая друг-другу и по очереди, меняясь местами и меняя направления для ударов. Даже при большой скорости своего тела, один человек не смог бы наносить удары именно таким образом. Тот же удар правой в челюсть, а потом в корпус потребовал бы нового замаха, а это требовало и времени на замах. Здесь же подобное было исключено. Стоило отбить один удар, как тут же следовал второй, незамедлительно и Ник едва успевал поставить блок или отойти в сторону, да и то не всегда.
Всего секунд за тридцать боя он так и не нанес ни одного удара, зато его тело покрылось новыми ссадинами и синяками. Боль была не критичной, но все эти кровоподтеки мешали двигаться. он ощущал слабость в своем теле, в своих конечностях и прекрасно понимал, что если так будет проходить дальше, то через минуту его просто забьют, особо не напрягаясь.
С этим нужно было что-то делать и делать немедленно. Он снова отпрыгнул назад, уклоняясь от прямого удара левой, а потом провел двойной блок левой рукой и коленом. При этом, несмотря на тяжесть подобного приема, когда конечность врага блокируется локтем и коленом, что попадает между ними, Ник еще и усилил свою левую руку. Он не хотел рисковать, а желал выдавить максимум эффективности из этого приема и потому, когда хрустнула рука соперника, что попал под этот прием - на душе стало как-то легче, а уверенность в своих силах снова возвратилась к нему. Вихрь из множества ударов стих. Теперь у него была небольшая передышка, поскольку раненный соперник мало что мог делать со своей, сломанной правой рукой, а это предоставляло возможности для контратаки. Стоило отдать должное одному из братьев, ведь он даже не вскрикнул, когда тело пронзила боль от переломов. Он лишь поменялся с братом местами и продолжил сражение, чуть более медленно, но, все так же, стараясь достать своего врага.
Снова блок с левой стороны и Ник тут же ударил левой ногой в область груди одного из врагов. Того, кто был сейчас перед ним. Тот поднял колено, защищая свой торс от повреждения и тут же, из-за его спины, был нанесен удар, метящий в правую часть челюсти Николаса. В другой бы ситуации, не будь враг перед ним занят блоком, Ник бы поступил по другому, но сейчас был именно тот момент, что нужно. Николас крутанулся, схватив своего врага за запястье обеими руками и напряг мышцы, что вздулись на его руках. Он, буквально, выдернул одного из братьев из-за спины другого и бросил его через плечо. Можно было попытаться даже ударить того в полете, но человек предпочел нанести удар из полуразворота в того, кто продолжал стоять на ногах, дабы не дать тому атаковать в спину. Удар был не сильным, очевидным и враг просто отбил в сторону удар ногой, но дело было не в этом. Теперь соперники были разделены и находились по разные стороны от Первожреца. Их тактика больше не могла работать, а снова её применить Ник бы не позволил. Второй раунд начался только что.

0

6

Удар. Блок, Удар и снова блок. Контрвыпад попадает в блок рукой и снова блокировать удар соперника своей рукой. Братья атаковали не так слаженно, как ранее, но умение сражаться даже разделенными у них было. Они оставались опасными врагами и возможно, ничего бы особо не изменилось в этом бою, если бы не одно НО. Теперь один из них был медленней другого. Он не успевал наносить удар тогда, когда Ник выставлял блок от удара другого брата. Сломанная рука мешала подстраиваться под темп боя и тот снизился, позволяя Первожрецу не просто отдыхать и приноровиться к новой скорости, но и наносить удары в ответ. Это было переломным моментом в сражении и он пользовался этим, как своим преимуществом.
Вот уже минуты две или три они обменивались короткими выпадами, но все в пустую. Братья были осторожными, не лезли на рожон и просто словно перешли к другой тактике, к тактике изнурения своего соперника. Они прекрасно знали, что их враг уже провел бой на этой арене, причем бой был не самым простым для него, пусть он даже и победил в нем. А еще сложно было ударить левой рукой, так как братья явно заподозрили неладное и теперь каждый выпад левой либо уводился в сторону, либо от него вообще уворачивались, не оставляя и шанса все закончить одним ударом, чтобы окончательно сломать бой и перевернуть его на свою сторону.
Ник сменил стойку, обернувшись к сопернику с целыми конечностями, но продолжал следить и за его братцем, что оказался за спиной и не терял времени зря. Никаких сигналов он не видел и казалось, что два близнеца просто либо чувствуют друг-друга, либо владеют телепатией и потому атакуют именно тогда, когда нужно. Впрочем, это вполне мог быть результат длительных тренировок длинной в их жизнь, так что в таком случае никакие сигналы и не нужны были. У них был один стиль, отработанный годами, так что они просто знали, что делать и как это делать. И стоило это понять, как Николас стал следить за их движениями.
Правый верх, левый низ, левый низ, снова левый верх, снова низ и в корпус. Двойной перекат и высокий удар. Справа, слева, слева, справа, справа, слева. Он отбивался, отсчитывая удары и соображая над их действиями. В голове появлялись и исчезали картинки того, как все это выглядит со стороны. Это все напоминало танец. Достаточно сложный, но танец. Это не были хаотичные атаки, как могло бы показаться, нет. В них просматривалась определенная система, что, порой, менялась, но всегда были закономерности. Стиль был ему неизвестен, но это было и не важно. Главное было то, что он уловил систему их движений и ударов. Нужно было лишь оставаться внимательным и следить за всем этим, а остальное просто оставалось явным. Ну и еще медлительность движений соперника со сломанной рукой лишь облегчили его вычисления.
Сейчас один ударит слева, а второй тут же повторит его удар, но с другой стороны, дождавшись моего блока. Проверяя свою теорию, Николас не стал уходить от удара, а принял его, заблокировав и тут же получил второй удар, но с обратной стороны, словно зеркальную копию, что немного запаздывала от оригинала. На его губах появилась улыбка, которую он тут же скрыл гримасой боли, подыгрывая этим двоим. Нельзя было раскрывать свои карты и показывать, что он был готов к этому.
Еще парочку ударов он пропустил уже сознательно, но принимал их со всей готовностью, просто делая вид, что скрипит зубами от боли. Даже замедлил свои движения, уходя в оборону и выжидая удобного момента для атаки. Он заманивал соперников в ловушку и те клюнули на приманку. Со стороны он, наверняка, выглядел как тот, кто уже потерял все силы и вот-вот проиграет. Возможно это и сподвигло близнецов атаковать со всей силы, не выжидая более ничего. Именно в этот момент Ник и дал отпор. Он принял удар в челюсть на блок рукой, но ждать второго удара, с другой стороны он не собирался. Выставляя блок, Первожрец сместил тело немного в другую сторону и ударил ногой в грудь того, кто стоял за его спиной. Ожидая такого, враг бы легко справился с подобным ударом, но враг не знал, что о его нападении было известно. Кинби просто просчитал следующий удар и готовил блок с контрвыпадом до того, как его попытались ударить.
Ступня врезалась в живот соперника, заставляя того согнуться пополам, резко выпустив воздух из легких. Видя, что его брату досталось, второй парень попытался было достать своего соперника другим ударом, но и этот удар был уже известен Нику до того, как тот был нанесен. Враг не менял систему и ударил так, как и били они всегда. Он делал замах, когда Ник скакнул к нему и ударил локтем в лицо, а потом обхватил затылок руками и несколько раз ударил парня коленом в лицо, после чего последовал еще один удар локтем, но уже добивающий.
Враг рухнул на песок без чувств, в то время как его брат пришел в себя, отдышался и даже выпрямился, но лишь для того, чтобы остаться один на один со своим соперником. Его брат лежал на земле и ничем уже не мог помочь в этом бою. Сломанная рука не придавала стоящему парню уверенности в своих силах, а потому он просто поднял руку вверх, показывая, что принимает поражение. Кто-то бы другой просто добил бы его, невзирая ни на что, упился бы жаждой крови, добивая беспомощного, но Ник лишь пожал плечами и развернулся, чтобы уйти. Он ждал атаки со спины и она последовала. Враг рванулся вперед, чтобы нанести подлый удар в спину, но наткнулся лишь на удар ногой в челюсть с разворота. Парень крутанулся, в воздухе и его рывок закончился падением на спину. Подняться он уже не смог, ведь его соперник уже стоял над ним. Близнец хотел было что-то сказать, но кулак, что врезался ему в лицо, не дал ничего произнести и парень, как и его брат, просто вырубился.
Я слишком устал от этого дерьма. Не стоило сюда вообще соваться. Ник выпрямился и, как и в прошлый раз, под ликование и крики толпы, что бесновалась даже больше обычного, больше, чем в прошлом его бою, молча двинулся к выходу из этой арены и вообще из этого здания. Сейчас его больше ничего не волновало, только та фигура в плаще, ведь он знал - она ждет его возле выхода. По другому и быть не могло.

0

7

И снова он оказался у выхода из арены. Снова те же два гвардейца-стражника, что сжимали в руках оружие. Даже толстяк был здесь. Он, все так же, смотрел на приближающегося человека с каким-то хитрым прищуром и словно с издевкой, хотя было заметно в его глазах и страх. Правда глупость побеждала этот страх, а так же самоуверенность в том, что он всегда будет выходить сухим из воды. Стражники же тоже изменились. Не внешне конечно, но в их глазах читалось уважение и опасение. На их глазах, только что, произошло сражение и тот, кто приближался к ним явно был достаточно опасен, чтобы относиться к нему со всей серьезностью. Это ведь был не забулдыга какой-то, а самый настоящий боец, которого, даже при всех его ранениях и синяках, нужно было опасаться, пусть даже он и был безоружным.
На этот раз, толстяк не стал выбегать вперед и заслонять дорогу. Ник даже не дошел до двери, как выход ему перегородил орк. Самый настоящий орк, зеленокожий, с клыками, что торчат из под нижней губы и с бугрящимися мышцами, некоторые из которых были чуть ли не больше головы самого человека. Он был чуть ли не сосредоточием мощи, его плечи были широченными, да и вообще это существо было настолько внушительным, насколько это вообще может быть. Такими руками легко было гнуть не только подковы, но и что-то посерьезней. От орка исходила волна силы и уверенности в себе и стоило отдать ему должное, существо и вправду было могучим не только на вид. Все это сквозило в его движениях, в том, как он себя показывает и даже в том, как он стоит. Бойца было выделить достаточно легко и Ник мог точно сказать - перед ним не показушник, а самый настоящий боец.
-И куда это ты собрался, а? Третий бой даже не начался. Струсил? - из-за спины орка раздался тонкий голосок толстяка в костюме и Николас вздохнул. Почему-то, он думал, что все к этому идет, но все же надеялся на то, что у распорядителей хватит ума не закапывать себя еще глубже, ломая репутацию своему заведению. Впрочем, откуда им было знать, что у них на Арене выступает Первожрец одного из баронств.
Все мы расплачиваемся за недостаток информации. Да и неважно, знают они или нет. Договор всегда должен соблюдаться до последней буквы, а во всем этом уже давно нет ничего и того, на что я подписывался. Он поглядел на физиономию орка, что был невозмутим. Здоровяк протянул руку и толкнул человека в плечо. Тычок был достаточно ощутимым, но отошел Николас всего на один шаг, после чего сделал шаг обратно, снова вздохнул и врезал орку между ног.
В этом поступке не было никакой чести, никакого честного боя и вообще это было слишком подло, даже для такого места, как это, но человеку все это надоело. Может орк и не был повинен ни в чем, но это было не важно. Схватив его за голову, после того как тот согнулся пополам, закрывая паховую область обеими руками, Ник несколько раз ударил орка о стену, оставляя на той кровавые разводы, а потом откинул от себя безвольное тело. Даже могучие орки пасовали перед твердостью каменной кладки, которая сталкивается с их черепной коробкой изо всей силы. Парочка ударов может была даже перебором, но жив ли его соперник или нет - не важно. Ник просто переступил через тело орка и двинулся вперед. Стражники сделали шаг, но замерли в нерешительности, ведь гладиатор не собирался приближаться к толстяку и к ним. Он просто шел в сторону лавки, где лежало его оружие и его вещи.
-Это не считается! Ты не выполняешь условий договора! - закричал жирдяй, но Николас собрал свои вещи, повесил меч на пояс, набросил на себя плащ и лишь потом обернулся к этому выскочке.
-Я видел здесь множество знакомых лиц. Несколько купцов и торгаши из различных точек материка явно обрадуются тому, что они, с этого момента, не желанные гости в Хельме и доступ в наш город им, отныне, закрыт. Особенно будет "рад" Эль Ашакри. Так им и передай. А еще можешь сказать всем, кто захочет услышать, что те, кто владеет этим место и те, кто ведут с владельцами хоть какие-то дела и вообще посещают это место, так же, отныне не желанные гости на территории баронства. Это я им обещаю как Первожрец, - под ногами скрипнул камень, толстяк что-то забормотал, размахивая руками, но Николас уже не слышал и не слушал всего этого. Он прошел по коридору, ощущая на своей спине взгляды двух пар глаз и вышел через дверь, что вела куда-то, на улицу. Мелкий дождик оросил землю, под ногами хлюпало, но это было не важно. Ник лишь кинул еще двум людям с оружием, что стояли, охраняя вход в это здание и двинулся по темному переулку туда, где было посветлей.

0

8

Шаги за спиной были достаточно громкими, чтобы их можно было услышать даже с приличного расстояния. Все говорило о том, что идущий не подкрадывался и даже не пытался никак скрыть свое приближение. Скорее он словно хотел показать, что он приближается, оповещая при этом всех вокруг, что мол он здесь и не задумывает ничего противозаконного. Хотя, в этих переулках закон был как раз последним, на что здесь обращали внимание. Здесь даже чести было больше, чем следования буквам, какого-то там, закона.
-Постойте, Первожрец, я хотел бы с вами поговорить, - раздался голос и Ник вздохнул. Он, до последнего верил, что это идут не в его сторону и не за ним. Хотелось побыть одному, перед встречей, отдохнуть от мыслей и настроиться на нужный лад, но похоже на то, что Судьба решила немного подшутить и тот, кто приближался к нему явно не собирался вот так просто сдаваться.
Замедлять свой ход Первожрец даже не собирался, пусть и не стал идти быстрее. Он как шел, так и продолжил шагать, невзирая на попытки того, кто быз за ним, как-то его остановить или замедлить. Здесь ему было не с кем говорить, а все то, что могли ему сказать Николаса совершенно не интересовало. Он для себя все решил и точно знал, что барон будет недоволен, но все же, согласиться с его решением. Правда на временной основе, ведь убивать торговлю города он бы не позволил, что бы ему не говорили, но проучить торгашей, дабы через них проучить тех, кто считал себя центром всего сущего согласился бы. А этого было вполне достаточно. Уж что-что, а мстительность была его частью, впрочем, это ведь была не совсем месть, а скорее просто воздаяние по заслугам тех, кто это сам и заварил.
-Погодите же, я ведь не молод уже, бегать за вами, молодняком, - закряхтели уже совсем рядом и Ник вдруг остановился, да так резко, что в него просто врезались, словно в стену. Может идущий даже упал бы на задницу, от такого резкого столкновения, но он удержался и только вздохнул, после чего обошел Первожреца.
Это был пожилого возраста дварф, с почти седой бородой, доходящей ему до пояса. Он был не вооружен, не имел никакой охраны, а так же был весьма не плохо одет, как для этого переулка. Добротный кафтан был прошит золотыми и серебряными нитями, запонки имели парочку драгоценных каней, а пуговицы прямо таки отливали мифрилом или чем-то, что было очень похоже на этот дорогостоящий металл. Дварф был лысым, но это было не единственной чертой, что бросалась в глаза при первом же взгляде на оного. Левая сторона шеи, начиная с подбородка, была усыпана какой-то татуировкой, в которой сплетались гномьи руны и много чего еще. Порой они слегка светились, едв заметно, но если быть внимательным - это не ускользнет от твоего взгляда. Насколько низко опускался этот рисунок или эта татуировка можно было лишь гадать. Впрочем, Николасу это было не любопытно даже. Он лишь понял, что это не просто украшение и даже не просто фамильный знак. Это было нечто большее. Возможно защитные руны, а может и еще что-то. Слишком уж сложным и замысловатым был узор.
-Не стоит бегать за мной, господин Эль, - он устал, а потому нотки усталости было не скрыть из его речи. -Я все сказал и вы знаете, что я человек своего слова. Могу лишь добавить, что вы зря связались с теми, кто не чтит договоров. Впрочем, это лично ваша проблема и не мне вам советовать, с кем иметь дела.
Показывая, что разговор окончен, Ник снова развернулся и хотел было уже уйти, как его вдруг взяли за руку, не позволяя этого сделать. Человек посмотрел на руку, что его ухватила, а потом перевел взгляд на дварфа.
-Зря вы это, мастер. Не стоит это того, чтобы...
-Я прошу прощения и просто хочу, чтобы вы дослушали меня, - гном был настырным и было видно, что он никуда не уйдет и если надо, то ввяжется даже в драку, лишь бы сделать то, что задумал. Драться же Нику не хотелось. На сегодня и так было с него достаточно всего этого, так что он просто скрестил руки на груди и внимательно поглядел на дварфа, что тут же продолжил, осознав, что его выслушают, как минимум. -Я долго выстраивал отношения с вашим бароном, молодой человек и терять эти отношения из-за вашей вспыльчивости мне бы не хотелось. И не перебивайте, пожалуйста. Я не говорю, что вы неправы. Многие возмущены тем, как с вами поступили, а стоило вам еще и озвучить свои намерения, как началось такое, что вам даже не снилось. Думаю это место закроют уже сегодня, а его хозяева потерпят такие убытки... но мы не об этом. Наказание их вам удалось. Никаких инвесторов из тех, что я знаю, им пока не привлечь более, но ведь это не дело, вот так обрывать торговлю.
-Ваши возмущения наступили лишь тогда, когда это коснулось вас, - он пожал плечами. -Если бы я их не озвучил или если бы на моем месте был кто-то другой, либо меня бы избили до полусмерти - вы бы ничего не сделали. Даже не ударили бы пальцем о палец и все бы это продолжилось так или иначе. Ваши речи красивы, но не думайте, что я глуп лишь потому, что мне не столько лет, сколько вам, уважаемый дворф. Я сдержу свое обещание, а если хотите что-то сделать, чтобы не потерять свои торговые пути - решайте все с бароном. Но знайте, я буду против. Как изменить ваше положения - решайте сами.
Он снова развернулся и почти покинул подворотню, когда снова заговорил дворф и как не странно, это смогло, в очередной раз, остановить Ника и тот развернулся уже сам, по своему желанию, снова поглядев на Эля.
-И где же вы такое услышали?

0

9

Разговор с дворфом был тяжелым. Он хитрил, постоянно пытался избежать прямого ответа, оставляя за собой только недомолвки и еще больше вопросов. Информацию торгаш выдавал с заметным трудом и у Ника складывалось ощущение, что он доит корову, у которой нет молока. По крайней мере не в том вымени, которое он доит. В конечном итоге пришлось пойти на сделку, отказавшись от наказания для самого торговца, чего тот очень сильно хотел. И даже так, у Первожреца складывалось ощущение, что его надули, не сказав всего, что нужно. Чего-чего, а умения торговаться дворфам было не занимать так точно.
Попрощавшись, они разошлись в разные стороны и лишь сейчас Ник смог вздохнуть с облегчением, ведь он снова мог погрузиться в свои мысли. Правда мысли эти были совершенно не радушные и тяжелые, так что облегчение было лишь мимолетным и о нем можно было только мечтать. Значит они снова усилили охрану и отправляют множество своих людей куда-то, в сторону гор. Зачем? Нашли что-то или же это просто отвлекающий маневр, дабы никто не понял, что они делают в своем особняке-замке? Белоплащники - одна из самых больших проблем Хельма, снова что-то затевали. Они были многочисленны, хорошо вооружены, организованы и имели обширные связи не только в Хельме, но и по всему миру. Кто их поддерживал - сложно сказать, но то, что экономически они были весьма могущественной организацией не оставляло сомнений.
В близ лежащих горах нет ничего, что могло бы их заинтересовать. Разве что, поселение тасаури, о котором так много все говорят, но где никто и никогда не бывал. Не думаю, что им удалось его найти, да и какой им смысл от этой расы? Не помню, чтобы они занимались работорговлей. Тогда что это за передвижения? Мне нужно срочно вернуться в город. Что-то там происходит и я должен понять, что именно. Ник вышел из подворотни и запетлял по улочкам. Он всегда так делал, даже если за ним никто не следил, это уже вошло в привычку, "избавляться от хвоста". Да и это позволяло немного побродить по улицам, отмечая про себя полезные здания или просто давало возможность отточить свое умение скрываться в тенях или в толпе.
В очередной раз он оказался в, уже знакомом, переулке и просто остановился. Костяшками пальцев он постучал по стене, выбивая определенный ритм и буквально через несколько секунд дверь, что находилась чуть дальше, если пройти вперед по переулку, открылась, приглашая войти в здание. Медленно, оглянувшись назад, Ник двинулся к двери и тут же шмыгнул в неё, когда понял, что за ним никто не следит. Дверь за его спиной тут же закрылась, погружая коридор, в котором он оказался, в полный мрак.
Глаза привыкали ко тьме довольно быстро и можно было различить не только очертания коридора, но и то, что он сворачивает в сторону, куда-то, где было, едва заметное, свечение. Это была явно свеча или, возможно, магический огонёк, что давал не так уж и много света, даже для той комнаты, в которой он находился. Но этого хватало, чтобы войдя в комнатушку можно было увидеть небольшую кровать, стол, с письменными принадлежностями и лампу, что стояла на этом же столе. Было здесь еще и два кресла, в одном из которых расположилась фигура. Это было то самое существо, что он видел там, в здании Арены. Это была женщина, все так же, кутающаяся в плащ, но сбросившая с головы капюшон. На вид ей было лет тридцать, может чуточку больше. Лицо было обычным, весьма симпатичным и лишь небольшой шрам на лбу портил всю картину. Женщина потягивала какой-то напиток из кружки и внимательно смотрела на своего гостя.
-Не думал, что увижу тебя здесь, Марта, - он прошел вглубь комнаты и присел в кресло, оказываясь прямо напротив хозяйки этой комнаты. -Что-то произошло, верно?

0

10

Чашка была отставлена в сторону и девушка молчала, какое-то время, словно собиралась с мыслями или подбирала слова. Так было всегда. Она всегда была неспешной в своих речах, словно желала выдать информацию как можно более коротко и как можно более понятно, чтобы не оставалось вопросов у её собеседников. Именно поэтому Ник набрался терпения и просто ждал, поглядывая то на неё, то осматривал все вокруг.
Эта комната была одной из тех, что использовались ими для такого рода встреч. Марта не жила здесь, только снимала эту комнату у какого-то забулдыги, что давно уже сгинул, скорее всего, а здание уже давно забросили и не обращали на него внимания. Содержалось все это за счет Николаса, естественно, но траты были настолько мизерными, что он даже не замечал этих сумм. Всего пара золотых в пол года - достаточная сумма, дабы никто не задавал вопросы, а бедняки, что жили в этом доме, закрывали глаза на все, что здесь могло произойти. Изредка здесь ночевал Ник, но куда чаще здесь бывала Марта, что, по долгу своей службы, отсиживалась в таких вот местах, после сбора информации. И раз она была здесь сейчас, то знала она что-то важное. Что-то, что могло принести ей неприятности, а потому она здесь и отсиживалась, причем судя по состоянию комнатки, сидела она здесь уже достаточно давно. Пыли на мебели не было, а еще здесь было тепло и как-то уютно. Даже запах еды чувствовался, а это уж точно было знаком того, что здесь живут, какое-то время.
-Все началось недели две назад, - наконец произнесла девушка и Ник сосредоточил свое внимание на ней, чтобы не упустить ни слова. -Сначала, никто не обратил на эти передвижения внимания. Но с каждым разом все больше и больше групп пребывало, а потом уходило из города. Все двигались в одном направлении. Я проследила за ними до горной гряды, но дальше уже было слишком опасно. Они осторожны, очень осторожны, на этот раз. В особняке тоже произошли изменения. Больше патрулей, больше защитных механизмов и даже пребывала делегация из парочки наемных магов из тех, кто специализируется на защите домов от взломщиков и от нападений. Что-то делали, волшебное, похожее на защитные заклинания. Магистра уже не видели очень давно. Заперся в особняке и не выходит, хотя ночная стража видела каких-то гуляк, близко полуночи, что шли от города куда-то, по тракту. Хотели остановить, но в одной из таверн произошла драка и они были вынуждены отправиться туда. Думаю, это был отвлекающий маневр для тех, кто уходил.
-Что с культом? - заметив, что девушка словно замерла, он задал свой вопрос. Ника терзали смутные сомнения по поводу всего этого. Явно прослеживалась некая линия между всем этим, а где есть странности, там всегда был замешан культ, тем или иным образом.
-Несколько человек пропали. Все в разное время, в разных местах. Леди Ори решила расследовать эти исчезновения, но пока что, безрезультатно. Никакой связи между ними нет. Просто глухой угол. Поговаривали о странном сборище возле леса, там, около горной гряды, чуть восточней водопада, но поиски не дали никаких доказательств того, что там кто-то был. Только слухи крестьян, не более.
Он задумался. Эта информация была достаточно важной, чтобы вернуться домой, но вот что это за активность такая у культа и Белоплащников он никак не мог понять. Неужели они договорились? Или Белоплащники напали на след культа, а потому высылают свои экспедиции в надежде найти следы всего этого? И что за подготовка к войне такая? Усиления, защитная магия и кто знает что еще? Это явно неспроста. Они что-то задумали, только что? Мысли роились в голове как стая голодных волков, а вопросов становилось все больше, стоило только предположить хоть что-то, что могло бы пояснять все то, что он услышал.
-Оставайся здесь и посмотри, что будут делать местные торгаши. Думаю, ты видела сборище и запомнила всех. И узнай побольше о Эль Ашакри. Слишком он уж много знает о том, что происходит в Хельме, - Николас поднялся, собираясь уходить. -И отдохни, когда закончишь, а потом возвращайся в Хельм. Ты мне будешь там нужна.
Девушка кивнула, принимая приказания, после чего Ник вышел из комнаты и вскоре, вообще из здания. Ему было над чем подумать, пока он добирался до своей комнаты, где его уже ждали его вещи и Ветерок, что так и рвался в путь.

0

11

Ветерок чуть ли не летел над землей. Его копыта едва соприкасались с землей, а несся он с огромной скоростью. При этом хозяин никак не подгонял своего скакуна. Тот несся сам, словно наслаждался свободой и дорогой, по котором пролегал их путь. Мощные ноги загребали землю, что кусками слетала с копыт, а голова коня была обращена только вперед. Можно было даже подумать, что он старается бежать еще быстрей, словно хотел набрать еще скорости, но ему это никак не удавалось. Никакой пены на морде Ветерка не было, он не был бешеным и не был загнанным, он просто любил бег и сейчас, вот эта его любовь к скорости и путешествиям была тем, что нужно его всаднику.
Ник держался за поводья,  вставив ноги в стремена и задумчиво смотрел вперед. Его мысли витали где-то далеко-далеко, в небесах, где-то за облаками, так что на дорогу он не смотрел совершенно. Его скакун был волен бежать, выбирая путь так, как ему того хотелось. Да и здесь была лишь одна дорога, а Ветерок знал её прекрасно, посему можно было и не следить за тем, куда же он устремляется. Мимо проносились знакомые места, леса, деревеньки и поляны. Порой на пути попадались различные путники, но Ник их не замечал. Это могли быть крестьяне, что ухаживают с стадом коров или лошадей, могли быть просто путешественники, шагающие по дороге уверенным шагом, а могли быть купцы или кто угодно. Два раза мимо всадника проносились кареты, украшенные различными мелочами, показывающими достаток их хозяина. Они были запряжены двойкой и даже четверкой лошадей, но всадник даже не остановился, чтобы как-то поприветствовать тех, кто ехал в этих каретах. Он лишь механически кивал на приветствия возниц и больше ничего. Слишком уж он был занят своими размышлениями, а подумать было над чем. Надеюсь, Марк знает больше. Очень похоже на сбор военной силы для каких-то целей и учитывая то, что орден "Белого Солнца" видит мир только в черном и белом цвете, можно заключить, что они хотят сбросить власть в Хельме и сами занять место барона. Слишком часто их магистр ссорился с бароном. Да и со мной у них слишком много споров были и конфликтов. Особенно в области верований и того, кому поклоняются все в городе. Хотя, не думаю, что Тенебрис допустит смену власти. Белоплащники не настолько же глупы, чтобы пойти против десятка Проклятых. Их же просто уничтожат и на этом все закончится. Так ради чего этот весь сыр-бор? Что они могли еще задумать? Нашли что-то опасное и теперь готовятся к нападению или же перешли кому-то дорогу? Но кому? Кого они могли разозлить до такой степени, что те могут войти в город и напасть, не побоявшись стражи и солдат барона? Что-то здесь не сходиться. Мимо пронеслась какая-то телега, груженная товаром и вполне возможно, что Николас бы не обратил на неё внимание, если бы телега не имела герб на своем борту. Это было солнце белоснежного цвета, что словно освещало все вокруг. Знак Белоплащников и ордена Белого Солнца. Такое нельзя было спутать с чем-то другим, так что Ник слегка поумерил прыть своего коня и поравнялся с телегой.
-Пусть солнце освещает ваш путь, - поздоровался он с возницей, используя приветствие Белоплащников. -Куда путь держишь, дорогой брат?
-Пусть солнце осветит путь всем нам, - ответил возница, слегка просияв, ведь для него Николас был собратом по ордену. По крайней мере, так могло показаться на первый взгляд. -Объявлен сбор в Хельме, вот и направляюсь туда. Похоже, задержали какого-то опасного преступника, так что собираются все. Даже вот меня призвали явиться и выдали список того, что нужно привезти с собой. А ты откуда путь держишь, брат?
-Тоже призвали на службу. Сорвали с дела, но я рад, что смогу вернуться домой. Я уже там два года не был, - обманывать, конечно, было не хорошо, но это был ведь не обман. Просто игра, а Николас был в ней актером, что вжился в роль. Да и все средства хороши, когда на кону могло стоять спокойствие его города. -Проеду вперед и разведаю наш путь. Будь осторожен, брат.
Возница кивнул и перехватив вожжи, пришпорил своих лошадей. Ник же снова рванул вперед, позволив Ветерку снова бежать изо всех сил, выдавая все, на что он был способен. Некоторые вещи становились более понятными, хотя вопросов от этого не стало меньше, а скорее даже наоборот.

0

12

Ворота города стали видны лишь на третий день пути. Уж слишком далеко он забрался и как бы не спешил, но Ветерку нужно было отдыхать, как и ему самому. Ничто не говорило о том, что город в опасности. Прилегающие деревни были спокойны, крестьяне продолжали заниматься своими, обыденными, делами и даже дети носились друг за дружкой, порой выбегая на дорогу, несмотря на оживленность, что царила сегодня. Телеги так и сновали туда-сюда, задерживаясь лишь возле самих ворот, дабы выплатить пошлину за провоз и хранение товаров и пройти короткий досмотр. Никаких претензий, никакого шума, все быстро и четко. Так было всегда и так будет всегда, сколько бы лет не прошло. Ник знал это наверняка и был уверен в том, что город продолжит процветать и развиваться во всех направлениях, несмотря на его расположенность и удаленность от всех остальных государств. В этом было весьма много плюсов, ведь никакие конфликты не касались Хельма, никакие войны не проходили на его территории, а приближенность к горам, к шахтам дварфам и множеству других ресурсов позволяли торговать со всеми, предлагая множество различных услуг или товаров.
Одно только слегка напрягало Николаса, пока он приближался к воротам. Он был уже несколько часов как на территории баронства, но не видел ни единого патруля. Возможно, это было просто совпадение и патрульные как раз закончили объезд, но припоминая время разъездов он был уверен, что должен был встретить хотя бы один конный патруль. Может Лея изменила график? С чего бы вдруг ей так поступать? Это не в её духе. Все ведь было в полном порядке и график мы утвердили вместе с бароном. Еще один вопрос, на который он должен был получить ответ.
Стражники, стоявшие возле ворот молча поприветствовали своего Первожреца, что проехал мимо колонны из купцов, везущих стройматериалы и еще много чего. Никто даже не возмутился, что всадника пропустили раньше других, а вот сами стражники выглядели какими-то взволнованными и обеспокоенными. Парочка даже порывалась рвануть навстречу, но сдержалась и лишь внимательно следила за действиями Николаса, словно выжидая, когда тот окажется подальше от толпы.
-Передай госпоже Ори, что я хотел бы встретиться. И как можно скорей, это важно, -произнес он, отдавая поводья Ветерка одному из стражников и тот как-то стушевался, словно не знал, что ответить.
Возможно стражник и сказал бы что-то, но из караулки уже выходил капитан этой смены и, кивком и движением руки отправил парнишку в сторону конюшни, где должны были позаботиться о лошади Первожреца. Сам же капитан подошел поближе и, помолчав какое-то мгновение, начал свою речь.
-Госпожи нет, - Николас нахмурился, но промолчал, давая человеку продолжить, что тот и сделал. -Два дня назад её забрали наемники из "Белого солнца". Мы хотели было её вытащить, отбить у этих проходимцев, но их было больше.
-И вы бросили её. Вот так просто сдали своего командира? - Ник ощутил, что теряет самообладание и непроизвольно сжал кулаки, чтобы успокоиться, хотя это выходило паршиво. Хотелось ударить капитана. Ударить за то, что он такой идиот и не смог, банально, взять солдат и просто выбить дух из белоплащников.
-Господин, мы хотели, но барон... он запретил  вмешиваться. Сказал, что не хочет конфликта и сам договориться о освобождении командира. А вчера мы видели большой отряд белоплащников, что двигался куда-то, не понятно куда. У них была тележка с клеткой, которая была накрыта куском материи. Наши говорят, что оттуда доносился какой-то грохот, но что там, внутри, мы не увидели.
-Плевал я на их передвижения. Что с Леей? - держать себя в руках становилось все сложней, но тренировки проходили не зря и лишь благодаря им он не сломал сейчас что-то.
-Её увели в особняк... - капитан замер, когда заметил, как вдруг его собеседник развернулся и направился куда-то. Не нужно было быть гением дабы понять, куда он направляется, стоило лишь заметить сторону, в которую он двинулся. -Господин, барон запретил...
-Барон может валить ко всем чертям, - больше он слушать не собирался, лишь уверенно шагал по улице, глядя перед собой. Туда, где, на небольшом пригорке, находился довольно большой особняк, превращенный стараниями различных умельцев в нечто, на подобии крепости или замка, но в миниатюре.

0

13

Прохожие расступались, стоило им увидеть идущего человека. Те, кто хотел подойти и о чем-то поговорить из просителей стушевывались и отступали в сторону, едва замечали выражение лица своего Первожреца. Он был зол, решителен и сейчас шел вперед, не оглядываясь по сторонам. В какой-то момент возле него появился один человек, что зашагал рядом, слегка отставая, но двигался так же уверенно, следуя за своим господином. Буквально через секунду, с другой стороны, появился еще один человек, а точнее эльф, что, так же как и первый, шел за Кинби не отставая. Каждых несколько секунд к ним прибавлялось все больше и больше представителей различных рас, но всех их объединяло одно - плащи с фиолетовой подкладкой. Это была личная гвардия Первожреца и они, молчаливо, двигались за своим господином. Все собранные, лица не выражают ничего, кроме решительности, а на поясе или за спиной у каждого было оружие. Они были готовы к бою и им было не важно, куда их ведет Первожрец. Впрочем, каждый из них прекрасно знал свою роль и знал, куда они направляются.
-Марк, - в какой-то момент Николас позвал своего подопечного и с правой стороны от него зашагал парнишка, склонивший голову в приветственном жесте, когда на него бросили короткий взгляд. -Собрать всех и окружить особняк. Никто не должен входить или выходить без моего разрешения. Стражников можете посылать ко всем чертям. Если белоплащники будут сопротивляться - разрешаю применять оружие.
-Я вас понял, господин, - так же беззвучно как подошел, Марк исчез, дабы раздать указания своим товарищам и подчиненным. Он ничем не отличался от других, но в такого рода делах, этот парнишка был первым среди равных.
Ник никогда не выделял кого-то из гвардейцев. Они все были равны, ведь не существовало между ними званий или каких-то отличительных знаков. Они слушали другого лишь потому, что безмерно уважали его опыт или ум. Это было куда важнее знаний и при этом никто не смог бы выслужиться, подставляя или подсиживая другого. Лично Ник считал, что это правильно. А еще он сделал гвардию полностью подконтрольной Первожрецу. Барон не мог отдавать приказы его личной гвардии, ведь те были служителями церкви, если можно так их назвать. Страже они тоже не подчинялись, хотя, добровольно, слушались главнокомандующего - Лею Ори. Женщина пользовалась огромным уважением не только в рядах солдат и стражников, но и в рядах гвардейцев, так что могла, порой, раздавать им указания.
Особняк "Белого солнца" был все таким же, как и ранее, но теперь там расхаживали наемники, охраняющие территорию и сам вход в особняк, дверь которого была массивной и явно готовой отражать осаду. Еще на подходе он ощутил какое-то давление, словно что-то не хотело его пускать ближе к особняку и старалось оттолкнуть, но это был его город, его территория и потому он шел, упрямо продвигаясь вперед. Завеса расступалась и рвалась, поглощаемая телом Николаса. Защитные заклинания сыпались одно за другим, не нанося никакого вреда, если таковой и должен был быть. Что бы ты не задумал - поступай разумно и мудро. Не стоит идти на поводу у своих эмоций. Внутри есть что-то сильное, что-то, что защищено от меня ярким светом. Николас лишь выразительно молчал в ответ, принимая совет и помощь Тенебрис, которая и уничтожила все эти заклинания. Сильнее её, на её же территории не было никого и она снова это доказала.
Отряд, с ним во главе, подошел к воротам и Ник распахнул их, входя внутрь. Гвардейцы тут же рассыпались, занимая свои места вокруг особняка. Наемники хотели было обнажить оружие, но их тут же скрутили магией и оставили на земле, под присмотром. Прилетевшая было стрела отразилась щитом, что вырос перед Николасом мгновенно, а лучник же, получив два арбалетных болта, свалился с крыши на землю. Его жизнь закончилась здесь и сейчас и никто даже не подумал оказывать ему помощь.
Стучать в дверь? Нет, такого заслуживали лишь те, кто был гостем или другом Хельма. Сейчас же было время не для переговоров. Здесь и сейчас Ник входил в логово врага, а входя в такие места, ты не стучишь, ты открываешь дверь нараспашку. И он открыл её. Ударом ноги, да так, что дверь распахнулась, ударившись в стену. Грохот и пыль, но это не важно. Он вошел в особняк и осмотрелся. Он пришел сюда за своим другом и не собирался уходить отсюда с пустыми руками.

0

14

Первый же выбежавший наемник белоплащников получил кулаком в лицо. Он даже не успел ничего сказать, только взмахнул руками и упал на землю, так и не сказав того, что он хотел произнести. Из разбитого носа потекла кровь, заливая белоснежный кафель, коим была устлана прихожая и большая часть особняка. Стены были ровными, белыми и не имели никаких узоров. Лишь редкие картины украшали пустоту стен, но в большинстве своем, это были картины баталий, где силы света побеждали силы тьмы. Это были какие-то низвержения демонов, а так же все в подобном стиле. Даже ни одного портрета на этих стенах не было, только батальные сцены и больше ничего. Разве что изображения солнца, но даже оно встречалось не так часто, как могло бы быть.
Большего в особняке не было. Ник шел по пустым коридорам, не украшенным даже обычными вазами или предметами архитектуры. Банального ковра даже не было, только пол, выложенный кафелем и больше ничего. Складывалось ощущение, что он попал в казарму, что пустует уже вот несколько дней. Не хватало только пыли в узких окнах-бойницах. В остальном же это место не было похоже на жилой дом. Впрочем, это было неважно. Он не собирался находиться здесь долго, да и это местно, достаточно скоро вообще станет не жилым. Уж он об этом позаботиться.
-Что вы себе позволяете? Это частная собстве... - коридор, по которому шел Ник перешел в небольшой зал, в котором оказалась лестница и именно с лестницы доносился сейчас голос. Там был зверочеловек, который начал было возмущаться тому, что происходило в доме, но ему тоже было не суждено закончить.
Одна из фигур, что шагала сладом за Первожрецом, метнулась к зверочеловеку и последовавшая короткая стычка заставила жителя особняка заткнуться на полуслове. Гвардеец не собирался драться честно, а просто вырубил оппонента дубинкой и на этом все закончилось. Тело потерявшего сознание осело на пол и его так оставили, даже не собираясь что-то с ним делать или как-то помогать.
Какой-то шум доносился из-за второй двери слева от зала и Кинби направился туда, снова распахивая дверь пинком. Церемониться здесь больше никто не собирался. Снаружи он видел, как его люди окружают и обезвреживают солдат и наемников из "Белого Солнца" и точно так же все происходило в особняке. Стоило ему пройти лестницу как на второй этаж рвануло несколько человек, а так же еще группа гвардейцев рванула вниз, куда-то в подвальные помещения. Сам же Николас замер на пороге некоего кабинета, в котором оказался один человек. Он стоял возле окна, спиной к двери и глядел куда-то наружу. Определенно там сейчас что-то происходило и гость Кинби прекрасно знал, что именно там происходило.
-Еще один нечистый прибыл сам в мои владения, - магистр обернулся и устремил свой взгляд прямо в глаза Нику. Его лицо было искажено гримасой отвращения и он даже не пытался её скрыть.
Сам же Первожрец смотрел с безразличием на этого человека. Ему было глубоко наплевать на то, что к нему испытывают и что себе думает этот человек, называющий себя магистром. Ему было даже наплевать на то, частные это владения или нет, ведь весь этот город был во власти Тенебрис, а раз так, то и в его власти тоже. Не даром он ведь был Её избранником и Её голосом. У него есть то, что не позволяет мне видеть, что происходит здесь. От него исходит этот яркий свет, туманящий мой взор. Будь осторожнее.
-Я пришел забрать её, - коротко произнес Николас и увидел как губы магистра растянулись в презренной усмешке. -Ты либо отпустишь её, либо твой орден будет распущен здесь и сейчас.
-Вы мне угрожаете, Первожрец? - ни единый мускул не дрогнул на лице этого человека и Ник скрестил руки на груди, глядя на того, все так же, безразлично. Так смотрели на мошку, что ползет по земле и которую можно прихлопнуть в любой момент.
-Я сказал то, что произойдет. Угрожать - это черта слабых, что не могут просто сделать то, что должно.
Обстановка накалялась и напряжение, что застыло в воздухе можно было резать ножом. Магистр сделал шаг, становясь ближе к своему столу и тому, что на нем было, а было там не так много всего. Бумага, парочка различных мелочей для письма и небольшой кинжал, что лежал ближе всего к краю. А еще Ник прекрасно видел часть рукояти меча, что был прислонен к столу со стороны хозяина кабинета.
-Ты что такое делаешь?! - шаги, что доносились из коридора он услышал давно, но лишь сейчас владелец этих шагов дошел до нужного кабинета и просто чуть ли не ворвался внутрь. Правда ему пришлось обойти Николаса, что застыл почти на пороге этой комнаты и лишь тогда барон оказался между двумя собеседниками, что молча готовились к одному и тому же.
-То, что ты не способен сделать и что нужно было сделать уже давно - заканчиваю с этим цирком, -он потянулся за мечом, не собираясь разводить здесь разговоры и заметил такое же движение и от магистра. Тот явно собирался защищаться, хотя вряд ли понимал, что шансов у него почти нет.
-Пока что, это мой город, и ты будешь слушать меня, - взгляд желтых глаз метнулся к барону и тот стушевался, но продолжил. -Лея Ори была обнаружена на месте преступления. Она держала в руках ритуальный нож, который был вонзен в тело одного из похищенных. Её обнаружили по крикам, когда мимо проходил патруль солдат магистра. Повсюду были её следы, она была там одна, больше никто не входил и не выходил из того дома, следов и доказательств тому нет. Она виновна, Николас. Она часть культа.
-Я решу, кто часть культа, а кто - нет. А не вот эти вот, - Ник опустил руку, так и не вытащив меч из ножен. -Я должен её увидеть и сам все узнать. Подготовьте её к переводу и не дай Тенебрис на ней будет хоть царапина.
С этими словами Ник развернулся и просто покинул кабинет. Лишь сделав одно движение, когда поднял руку вверх и выставив указательный палец, просто покрутил им над своей головой, показывая, что здесь они закончили. Гвардейцы, тут же, последовали за ним, обходя валяющихся наемников и стражников барона, что прибыли сюда вместе с ним.

0

15

Домой он толком даже не зашел. Лишь бросил там свои вещи и, приняв душ, переоделся. Лишь после этого, снова, отправился в город, где его ждало предостаточно дел. Сперва нужно осмотреть место преступления. Никогда не поверю в то, что Лея была культисткой. Что-то здесь нечисто. Это все не касается ордена, а касается города, так что будь она заодно с культом - сидела бы уже в камере. Но она не там. Она в руках у этих фанатиков, а значит все не так просто, как они хотя это показать. Опасаются, что она ни в чем не виновата и тогда стража начнет по другому смотреть на дела белоплащников в городе? Своих гвардейцев Ник отправил по их делам, проще говоря, отпустил. Осталась только парочка, что отказалась идти куда-то, в такой сложной ситуации. Да и Марк ему был нужен сейчас рядом, так что особо он не настаивал на том, чтобы тот куда-то уходил.
-Где задержали Лею знаешь? - Марк кивнул. -Тогда веди, я хочу осмотреть там все. И соберите местных, может кто-то видел хоть что-то. Они явно видели что-то или слышали кого-то. Я хочу с ними поговорить так же. Пусть считают это не допросом, а покаянием или чем-то еще, не важно. Они должны быть там.
Гвардеец снова покивал и повел своего господина вперед, показывая дорогу. Особо далеко идти не пришлось. Нужное место оказалось достаточно недалеко от того района, в котором проживал сам Николас. Далеко от центра, но не совсем на окраине. Это были жилые районы города, довольно оживленные, особенно в дневное время суток. Здание, к которому они подошли в итоге было обычным домом. Одноэтажный, сделанный из камня, ничем не отличающийся от остальных домов вокруг. Даже дверь была простой, не усиленной или какой-то необычной. Лишь окна были закрыты ставнями, что вызывало подозрения, но больше ничего странного Ник не заметил. Возле дома был небольшой проулок, куда выходила еще одна дверь из этого дома, но она была была, крест-накрест забита досками, словно кто-то опасался, что через неё могут проникнуть воры и обезопасил свою обитель от такого.
-Кто владелец этого дома? - они еще не вошли внутрь, но Первожрец уже подошел поближе ко входной двери и поглядел на тряпку, что лежала возле двери. Дверь явно была поврежденной, так что было заметно, что её выбивали.
-Обычная семья. Мужчина работал лавочником в магазинчике неподалеку, а его жена из пригорода. Домохозяйка. Когда все происходило все это, она была у своих родителей вместе с дочерью. Говорят, муж был честным человеком, ни с кем не связывался, ни в чем противозаконном не был замечен. Я проверил дважды, это обычная семья. Просто горожане, - на этот раз кивнул уже сам Николас и открыв дверь, сделал шаг внутрь, оказываясь в небольшой прихожей. За ним тут же последовал Марк.
Дом был довольно просторным, но мрачным, так что пришлось зажечь магические фонари, что они взяли с собой и медленно пройти вглубь дома. Здесь было пыльно, пустынно и под ногами скрипели половицы. Деревянное покрытие имело немного следов крови, которой становилось все больше, по мере продвижения в гостиную, где, судя по всему, были обнаружены тела и Лея, стоящая возле них. Там, в гостиной, было полно крови, которую никто даже не удосужился отмывать. Было там и множество следов, а точнее отпечатков сапог, что остались здесь от наемников и, похоже, стражников. Если здесь и были чьи-то еще следы - это было уже невозможно узнать. Слишком уж сильно здесь натоптали. Мебель же в гостиной отсутствовала почти вся. Лишь стол оставался прямо по центру этой самой комнаты и возле него крови было больше всего. А еще, на нем были какие-то ремни, что висели по обе стороны и лишь болтались сейчас, словно невиданные змеи.

0

16

Здесь было убито несколько человек. Крови предостаточно, но на ремнях её нет, значит к столу никто и не привязывал жертв. Их просто убивали здесь, в этом помещении, но на жертвоприношение это похоже не больше, чем на барбекю. Ник встал в центре комнаты и стал медленно поворачиваться, осматривая все детали, которые были в данном помещении. Его глаза внимательно осматривали каждую трещинку, каждый кровавый след, что был на стенах и полу и вообще все, что только находилось в этой комнате, даже потолок и разбитый фонарь, что был прикреплен к стене, но теперь напоминал только огризок из куска металла и стекла.
Судя по разводам крови, удары наносились под разными углами. В большинстве своем это колющие удары. Слишком много луж на полу. Так не будет при рубящем ударе. Но на стенах кровь тоже присутствует, значит пленников били, причем сильно. Он подошел к одной из стен и провел рукой по застывшим брызгам крови, что прямо орошали эту стену. Здесь кто-то получил размашистый удар. Много брызг. Даже чересчур много. Наверняка били ножом и судя по всему, удар пришелся на горло жертвы. Брызнуло вот сюда, а потом жертва упала примерно... Человек обернулся, оглядывая пол и увидел еще одно кровавое пятно, что было почти таким же, как и другие, что находились здесь, но это лишь для тех, кто не знал ничего о том, как выглядят раны и какими бывают кровотечения из них. вот сюда. Он упал сюда и больше не смог подняться. Но если он упал вот здесь, значит должен был стоять лицом к ударившему, а тот нанес бы удар вот так. Рука Ника сделала движение, словно сама собой. Он просто нанес удар по невидимому врагу, невидимым клинком и замер, на несколько мгновений. В его голове промелькнула картина того, как это могло происходить, а точнее как это происходило. Конечно, лиц у тех, кого он представлял не было, но это было не так важно. Важней было другое. Он понял весьма важную вещь и она сейчас была очень кстати.
-Если верить словам белоплащников, то Лея была здесь одна и именно она, в одиночку, сделала все это, верно? - он повернулся к Марку, что так и стоял возле входа, не мешая Первожрецу.
-Именно так. Больше здесь никого не было. Они просто зашли сюда, мотивируя тем, что услышали какие-то крики и подозрительное шебуршание. А еще, их маг сказал, что ощутил Тьму в этом месте, вот они и заглянули. Кроме Леи здесь не было никого. Вход всего один, вы видели сами. Окна забиты, других ходов в доме тоже нет. Мы проверяли. Выходит что здесь была только Лея, хотя как она сюда попала - не знает никто. Наверное зашла, укрывшись простым плащом, ведь именно в нем её и обнаружили, не в своей обычной одежде, -Ник покивал, раскладывая все по полочкам, в своем разуме и снова огляделся.
-Кто-то убил всех этих людей, просто заколов. Удар в грудь или в живот, пожалуй, но один из них умер от рубящего удара в горло, нанесенного слева, снизу вверх, как бил бы левша, который сжимал в руках нож. Сколько было жертв?
-Четверо и один из них с раной на шее, но господин, Лея ведь правша, верно?
-То-то и оно, Марк. Зачем человеку, что держит оружие в правой руке наносить столь неудобный удар? - Кинби резко развернулся на месте и двинулся к выходу из здания. -Мне нужно чтобы ты подготовил отчеты от нашего лекаря, что констатировал смерть и по возможности тела умерших. Их ведь еще не уничтожили и не похоронили, верно?
-Барон приказал их сохранить, да и горожане хотели получить благословение от вас, прежде чем предавать их огню или земле.
-Хорошо. Тогда приготовь их к осмотру, а так же приготовь мне еще одно тело, не важно чье. Я хочу провести один эксперимент, сразу после того, как поболтаю с местными, - гвардеец приложил руку к сердцу и тут же ушел выполнять приказ, в то время как Николас двинулся на улицу, где его уже заждались несколько соседей и просто зеваки, которые хотели побыть частью всего этого.

0

17

-Господин, а это правда, что главная стражница убила здеся людей? - стоило Нику выйти, как тут же возле него оказался какой-то щуплый мужичок хитроватой наружности. Таких обычно называли возмутителями спокойствия и главными сплетниками. У них не было чести, не было достоинства, а было лишь незрелое любопытство, которое они, когда утоляли, тут же добавляли ярких красок в услышанную историю, сгущали их и выдавали совершенно другую картину. Отличную, от той, что была на самом деле.
-Это еще не доказано, а потому домыслы и россказни в сторону, - Первожрец рубанул рукой, показывая, что эта тема просто закрыта и добавил. -Что ты видел и кто таков?
-Да ничего не видел, - пошел на попятную мужичок, стараясь потеряться в толпе, что уже зашушукалась лишь от одних его слов. -Просто поинтересовался, а то люди многое говорят и кому как не господину Первожрецу знать, что твориться в его городе.
Лесть, грубая и неумелая, но она не удалась. Нику никогда не нравились льстецы, ведь по сути, большинство из них либо бессовестно врали, либо пытались бросить пыль в глаза, отвлекая от того, что она по настоящему замышляют. А еще, они могли прикрывать что-то или делали так, когда хотели отступить, стоило лишь их плану провалиться. Последнее касалось именно этого человека, вот только обличать его у Ника не было времени. Он позволил тому "скрыться" в толпе, как тот и планировал. Лишь легонько кивнул в его сторону, что было тут же воспринято как приказ и из толпы выделился еще один человек - а точнее эльф - что двинулся следом за возмутителем спокойствия. Здесь явно не здоровое любопытство. Потом с ним поговорим. Уж больно он похож на информатора, что работает на кого-то и думаю, я знаю, на кого именно.
-Итак, дорогие мои, мне нужно, чтобы вы хорошенько напрягли память и вспомнили все, что касается этого дома. Мне нужно знать, кто туда входил, когда входил, что там происходило, издавались ли оттуда какие-то звуки и вообще все, любые детали, даже если они вам кажутся глупыми и неважными - они необходимы. Начнем с вас, женщина, - он указал на женщину, что мяла какой-то платок в своих руках и часто озиралась, словно боялась чего-то. Стоило лишь ей понять, что обращаются к ней, как она вздрогнула, словно её ударили, но видя спокойное лицо своего Первожреца, все же, подошла поближе. -Как тебя зовут? Не бойся, здесь ты в полной безопасности и никто не сможет тебе навредить. Остальные не услышат то, что ты скажешь.
Он снова кивнул одному из гвардейцев и Первожреца, тут же, накрыл "купол безмолвия" - особое заклинание, что не позволяет подслушать, даже магически, то, что в нем обсуждают. При этом те, кто были внутри купола, прекрасно слышали как друг-друга, так и тех, кто находился вне его пределов. Легкое заклинание, но очень и очень полезное, особенно в таких вот ситуациях
Как он и думал, сведений было мало. В основном люди знали лишь то, что из дома доносились звуки, но какие именно никто сказать толком не смог. Разились и версии того, что кто-то туда входил. Некоторые говорили, что видели фигуру в плаще, другие же говорили, что не видели никого вовсе, а третьи утверждали, что точно видели начальницу стражи города и уж они то точно её запомнили и не могут ошибаться. Говорили и о том, что видели отряд Белоплащников, что появились в тот же момент, когда из дома кто-то закричал. Они обступили здание и через несколько секунд вошли. Кто именно кричал соседи сказать не могли, да и некоторые говорили, что голосов было больше, чем один, а так же, что во время крика были и еще какие-то звуки, но они не будут утверждать, были ли эти звуки там на самом деле или же это была какая-то часть звуков, что издавали уже подошедшие люди ордена "Белое солнце". Потом, судя по рассказам, вывели Лею Ори, на руках у которой были кандалы и следы крови. На её голову натянули мешок, который сполз в какой-то момент, так что все увидели, кто же это был в кандалах.
-А еще, один из людей ордена прихрамывал так, довольно сильно. Наверное его хорошо приложила леди-стражница, - добавил гном, который допрашивался последним. Лишь он говорил о таком, но почему-то, это, тут же, врезалось в память.
-Кровь исследовалась в доме? - Ник обернулся к одному из гвардейцев и тот покачал головой. -Возьмите образцы того, что там осталась. Я знаю, что она уже давно испорчена, но пусть маги вызнают все, что только смогут из того, что там есть. Я отправлюсь к телам погибших. Можете сообщить семьям, что благословение я выдам сегодня же и что они смогут забрать погибших и похоронить по своим обычаям. Если что-то нужно им - предоставьте за наш счет.
Поблагодарив собравшихся, что уже начали нервничать, он пожелал их хороших дней и двинулся в сторону замка. Там его ждала еще одна, нерешенная, загадка, хотя какая-то картинка начала уже складываться и эта картинка была весьма подозрительной и неоднозначной.

0

18

В замке, как всегда, было прохладно, но не холодно. Не было нужды кутаться в плащ или во что-то более теплое, но и особо в рубахе здесь было не походить. Такая температура поддерживалась специально, за этим следило несколько придворных волшебников. Причины тому были просты - так было легче разговаривать с различными посетителями, да и как знал сам Николас, барон любил, чтобы в тех местах, где он находиться, было прохладно, ведь это уберегало его от старения и болезней. Насколько все это было эффективно Ник не знал, да и не брался судить. Ему не было дела до того, что происходит в замке, ведь бывал он здесь не так, чтобы часто, лишь по делам или, порой, навещая самого барона для различных обсуждений.
Сейчас же, он не собирался подниматься в комнаты или в зал для приемов. Его путь лишал вниз, ближе к казематам, туда, где хранились тела горожан после их смерти, если смерть была необычной или если тела нужно было сохранить для каких-то целей. Там, в специальном хранилище, было очень холодно. Куда холодней, чем в самом замке, так что приходилось кутаться в свой плащ, засунув руки в карманы поглубже.
-Доброго дня. Что вы можете мне сказать о погибших, Эоний? -сразу же к делу приступил Николас, едва вошел в нужное помещения и огляделся. Там, на четырех столах лежали тела. Три мужчины и одна женщина. Все разного телосложения, разных рас и явно из разных слоев общества, ведь у некоторых были трудовые мозоли на руках, а у других же их не было. Два человека, эльфийка и один орк. Последний был весьма молод, не такой внушительный, как его сородичи, но неплохо сложен. А еще, именно у него на шее и была та сама рана, о которой говорил Ник в том доме, где было совершено преступление.
-Обычное убийство, - начал свой рассказ Эоний. -Их всех закололи ножом, кроме орка, что умер от удара по горлу. Некоторые истекли кровью, а вот эльфийка погибла от болевого шока. Оружие простое, незамысловатое. Я бы сказал, что это нож или может какой-то кинжал, но определенно не меч и не что-то еще. Все юного возраста, около двадцати, двадцати-пяти, не больше. Других ранений не имеют. Ни синяков, ни кровоподтеков, ничего. Аномалий с внутренними органами я, так же, не обнаружил. Заметны легкие следы магии на их телах, но они слишком легкие, так что не могу сказать наверняка, что это такое. Возможно усыпление, а может что-то еще.
-Скажи, Эоний, что ты думаешь по поводу самих ран? - лекарь посмотрел на Николаса долгим взглядом, молчал, какое то время, а потом пожал плечами.
-Обычные раны. Били немного под углом, так что убийца стоял явно в упор. Что же до орка, его ударили с левой стороны. Убийца либо левша, либо был вынужден ударить именно с этой стороны, хотя зачем было такое проделывать, если ты не левша - не понимаю.
-На запястьях и лодыжках нет никаких следов, что умерших связывали или что-то типа того, верно? - Ник прошелся между телами, самостоятельно их осматривая, пока лекарь говорил и лишь убеждался в том, что был прав как он сам, так и дворцовый врач, что сейчас продолжал вещать, подтверждая подозрения Первожреца.
-Как я и сказал, нет никаких повреждений. Ни синяков, ни царапин, ничего. И да, если бы можно было все это скрыть магией - я бы заметил. Вы же не считаете меня старым дураком, молодой человек? - Кинби улыбнулся и отошел от тел, так как заметил, что лекарь устал и похоже ему не очень нравилось, что его слова проверялись в данный момент.
-Нет, мастер Эоний, я никогда не считал вас дураком или стариком. Мне нужно было убедиться в том, о чем я и подумал. Вы не могли бы помочь мне еще немного? - старик вопросительно поглядел на собеседника и тот продолжил, понимая, что это согласие. -Я послал одного из гвардейцев взять немного крови в доме, где все это произошло и где нашли этих бедняг. Вы не могли бы осмотреть её? Я знаю, что образцы уже старые и много от них не почерпнешь информации, но был бы вам безмерно благодарен за помощь.
-Что же, если это как-то вам может помочь - я взгляну. И знаете, я тут вспомнил, что у орка под ногтями я нашел грязь. Она была немного липковата, так что возможно, это была застывшая кровь. Я оставил её у себя в лаборатории так, на всякий случай. Возможно, если я сравню её с другими образцами мы что-то узнаем, но не буду ничего обещать.
-Этого будет достаточно, мастер. Мои люди помогут вам во всем, что нужно.
Попрощавшись, Ник снова двинулся к выходу. За этот день, он посетил много всяческих мест, но оставалось еще одно, в котором он не был. Ему нужно было поговорить еще с одним человеком и стоило только выйти на центральные уровни замка, как он столкнулся с Лиз, что спешила куда-то, словно кого-то искала.

0

19

-Ниик! -разрезал тишину замка возглас и девочка бросилась к нему, приобнимая, стоило ей лишь увидеть своего наставника и того, кто старался быть ей отцом. -Я как раз искала тебя.
Лиз выглядела не так, как всегда. Обычно она была весела и лишь изредка выглядела серьезной. Впрочем, веселость не мешала ей взвешивать свои поступки и быть весьма серьезной девушкой, не смотря на свой молодой возраст. Жизнь так повернулась, что ей пришлось измениться и стать серьезной, но в ней всегда присутствовало что-то детское и это всегда позволяло ей радоваться мелочам, даже когда ситуация, казалось бы, была безвыходной и паршивей некуда. Именно это в ней и подкупало.
-И что же ты хотела обсудить, милая? Впрочем, я и сам тебя хотел сейчас отыскать. У меня к тебе есть небольшая просьба, - прекратив обнимать свою воспитанницу, мужчина взял её за руку и направился к выходу из замка. Стражники даже не смотрели в их сторону, ведь все прекрасно знали эту парочку. Беспокоиться местным стражам было не о чем. А вот Марка, что шагал, чуть поотстав, дабы не подслушивать разговор, провожали взглядами все, кто стоял на своих постах. Даже слуги оборачивались, ведь нечасто можно было увидеть гвардейца Первожреца в замке барона. Да еще и во всеоружии и при полном параде, так сказать.
-Я первая, у меня очень важный разговор, - Лиз поглядела ему в глаза и Ник только кивнул. На самом деле он и не думал, что то, что он хотел попросить, даст какие-то результаты, но попытка не пытка. -Так вот. Я поговорила со знакомыми ребятами. Ну ты знаешь, я много кого подкармливаю, когда работаю и один парнишка сказал, что видел кое-что, когда гулял возле дома, где арестовали тётю Лею. Только он отказался сюда идти, так что мне нужно, чтобы ты пошел со мной и сам послушал то, что он скажет. Вроде бы он видел кого-то, кто входил в дом и это была не тётя Лея.
Ник как шел, так и остановился, резко, словно натолкнулся на стену. Даже Лиз резко затормозила, ведь её рука была в руке у Николаса и тот не давал двигаться дальше. На её лице появилось небольшое удивление, ведь она не могла понять причину остановки. Тем более, что они просто остановились в центре разводного моста. где не было, ровным счетом, ничего, кроме самого моста и рва, через который он был переброшен. Даже никаких хищников не было в воде, которой был наполнен ров, для большей безопасности.
-Ты чего? Увидел что-то, да? - девочка заозиралась, словно пыталась узреть то, что узрел её наставник, но так и не найдя, снова поглядела на него. -А что ты хотел попросить?
-Ты уже выполнила мою просьбу, - он улыбнулся. -Пойдем, я должен поговорить с твоим другом сейчас же.
Они рванули по мосту со всех ног. Девочка даже пыталась бежать с той же скоростью, но увы, её рост не позволял угнаться за дядей, а потому Кинби пришлось подхватить её на руки и побежать дальше. Следом уже бежал Марк, а так же еще четверо гвардейцев, что даже не спрашивали, куда это так, стремительно, сорвался их господин. Они ему верили безоговорочно, а посему было не важно, куда он направляется. Важно было лишь то, что они собирались ему помочь в любом деле, что бы тот не задумал. Это была просто вера, причем вера не столько в того, кто стоит сразу после их божества, а в обычного человека, что всегда старается помочь слабым и защитить тех, кто в этом нуждается.
Улицы проносились мимо и затормозил он лишь тогда, когда добрался до нужной улочки и где Лиз попросила быть осторожней, чтобы не спугнуть детей, что ошивались здесь часто. Особенно много здесь было беспризорников, что постоянно сбегали из приюта. Причем настолько часто, что приют уже перестал закрывать двери и окна, а посещение в нем было похоже на вольное, где ребятня училась, ела и ночевала, да и то не всегда. Так было проще, да и вреда от них не было, ведь за ними всегда присматривали, незримо, но внимательно.
-Альфи, ты здесь? Я же знаю, что ты здесь, выходи. Это я, Лиззи, -девочка шагнула в какой-то переулок и Ник, прежде чем двинуться следом, подал знак своим гвардейцам, что тут же окружили местность.
В конце переулка показался парнишка. На вид ему было не больше лет десяти. Шитая-перешитая одежда, чумазый вид, запуганный, но внимательный взгляд. Он был похож на котенка, что опасливо коситься на руку, что предлагает ему еду, ожидая, что эта рука может и ударить, если он подойдет поближе. Бежать парню было некуда, но почему-то Николас знал, что в случае чего - мальчишка просто исчезнет в этом переулке и тогда найти его будет уже на порядок сложней. Именно потому он остановился, чтобы не нервировать парня лишний раз и позволил Лиз делать то, что она собиралась сделать. По крайней мере он ей доверял.
-Не бойся, это же я. А это мой дядя. Помнишь я тебе много о нем рассказывала. Он хороший и не отправит тебя в приют обратно, - порой бывали те, кто, поймав беспризорника, отправлял того в приют, добавляя от себя тумаков, но так было редко. Видимо с Альфи бывало такое, да еще и не один раз. Но, вдруг, тот шмыгнул носом, утерся рукавом и как-то подобрался, словно стал уверенней в себе.
-Он дрался с монстрами, да?
-С большими монстрами. Хочешь послушать пару историй? - подал голос уже и сам Ник и парнишка вперил в него свой взгляд. Так длилось секунд двадцать. а потом мальчишка вдруг просто пошел вперед.
-Пойдемте, я вам кое-что покажу. Но вы же обещаете, что не отправите меня в детски дом? - Первожрец кивнул и приложил руку к сердцу, показывая, что он дает обещание. -Хорошо. И я бы хотел послушать истории. Лиззи всегда рассказывает красивые истории о путешествиях, о монстрах и сражениях. Мне нравятся её рассказы и я бы хотел послушать ваш.
-Как только я помогу своей подруге - тебя ждут не только рассказы, но и все, что захочешь. Даже могу сводить тебя в казармы своих гвардейцев и они научат тебя парочке приемов. Сможешь сам стать воином в будущем, - он последовал за парнем, что направился в сторону того самого переулка, где Ник уже был утром. Именно там и был черный ход в тот самый дом, где произошло убийство.

0

20

-Вот, - парнишка указал на дверь, что была забита досками и выглядела так же, как и в тот раз, когда Ник её видел еще утром. Никаких изменений он не заметил. Даже пыль была на своем месте, так что её явно никто не трогал. -Сюда заходил дядька. Он оглядывался по сторонам, закутывался в плащ, но я его видел. Он мне показался забавным. Что-то нажимал на этой двери, а потом просто зашел, словно её не было. Я потом тоже попробовал, но она не открывалась.
На вид дверь была прочной, никак не могла открываться и вообще все это выглядело как шутка, если бы не серьезный тон парня и то, что ему доверяла Лиззи. Возможно потому он и снова подошел к ней в упор и стал разглядывать более внимательно, отмечая все, что могло бы показаться подозрительным или не правильным. Гвозди твердо сидели в досках, так что их явно не вырывали. Никаких следов трения или царапин под ногами тоже не было, так что дверь не открывалась уж точно. Что-то понажимал и вошел, словно дверь была открыта, да? Кинби провел рукой по доскам, легонько прощупывая те на предмет скрытых рычагов или кнопок, какие бывали в потайных ходах. Лично он сомневался, что в таком простом доме был столь сложный механизм, но ведь никто не говорил о том, что его не могли установить позже. Мастеров хватало, да и их услуги стоили не так, чтобы очень дорого. Лично он сам знал троих, двое из которых были в городах неподалеку, а последний так и вовсе обитал в Хельме. Правда за ним присматривали гвардейцы и стражники, так что даже если здесь кто-то делал тайные ходы, то об этом уже точно знала бы стража.
В какой-то момент он ощутил нечто странное, непонятное под своими руками и нажал чуть сильней. Доска под его руками слегка прогнулась, примерно где-то в центре, но прогибалась она медленно. И в этот же момент он заметил небольшую выемку, что тоже приоткрывалась, когда он нажимал на доску. В самой же выемке проглядывалась сталь. Ловушка. Куда-то не туда нажмешь и получишь арбалетный болт или того хуже. Отпустив доску, Ник осмотрел дверь еще раз, а потом, вздохнув, просто ударил её левой рукой. Каковым было удивление тех, кто смотрел на все это - не описать словами, ведь его рука не врезалась в дверь, не сломала её, а просто прошла насквозь, словно была рукой призрака.
Сложный механизм, с тремя ловушками и двумя обманками на них. Комбинация из трех нажатий или может даже больше. Пока я буду подбирать нужную комбинацию пройдет слишком много времени. Найдя рычаг с другой стороны, он дернул за него и вытащил руку из двери. Сложно было держать часть руки призрачной, а часть - нет, но это не заняло много времени, так что едва что-то щелкнуло, как Николас толкнул дверь и та отодвинулась в сторону, вместе с книжным шкафом, который, якобы, закрывал ненужную дверь. Кто-то явно не хотел, чтобы этот ход был обнаружен.
Внутри дома было, все так же, темно и этот ход привел их в коридор. Напротив был вход в гостиную, где и произошли убийства. Справа же была входная дверь, закрытая в данный момент на ключ и запертая заклинанием одного из его гвардейцев.
-Ого, так дядька не проходил сквозь стену, да? А я уж было подумал, что он призрак, - Альфи явно огорчился, но внутрь заходить не стал. Благоразумия у парнишки хватало, дабы не влезать туда, куда не стоит.
-Ты видел как кто-то выходил отсюда? - мальчишка покачал головой и Ник вздохнул. -А можешь хоть показать, что именно делал этот "дядька"? Может как нажимал или еще что. Любое его движение важно. Даже если он просто выбрасывал мусор или сморкался.
Парнишка пожал плечами, подошел к, уже открытой двери, пару раз сделал движение, словно нажимает на доски, а потом, положив левую руку на центр двери, сделал вид, что слегка надавил и шагнул вперед, останавливаясь прямо возле двери в упор. Больше никаких движений он не делал, разве что снова все это повторил, после секундной заминки, добавив ко всей этой пантомиме движения, которыми поправляют плащ и капюшон у себя на голове. При этом он все делал одной и той же рукой.
-Скажи, Альфи, а ты кушаешь какой рукой? - парень, удивленно, поднял правую руку и поглядел на Лиз, что, так же удивленно, глядела на своего наставника, словно подозревая его в сумасшествии. И вправду, какая разница, какой рукой кушает Альфи? Вот только для него, это было очень важно. -Спасибо, малыш, ты мне очень помог. Эй, Марк!
Возле них, словно материализовавшись, оказался один из гвардейцев и приложил руку, сжатую в кулак, к груди. Выглядел он сосредоточенным, осторожным и готовым выполнять любые приказания. На Альфи он только взглянул, словно запоминая мальчишку, а потом уставился на Ника, лишь краем глаза замечая Лиз, при виде которой уголок его рта легко поднялся в легкой улыбке. Эти двое часто играли во всякое, несмотря на разницу в возрасте. Порой ему даже казалось, что они могут быть братом и сестрой, если бы Николас не знал всю жизнь этих двоих, то точно бы так считал.
-Возьми Альфи, он теперь будет жить у нас. Назначишь ему наставника и подберите ему одежду, ну и все остальное, сам знаешь, - от удивления у Альфи полезли глаза на лоб и он даже не знал, что сказать. -Считай, что отныне, ты младший гвардеец Её Темнейшества, Тенебрис. Готов к обучению и приключениям? Ты можешь стать отличным воином, малыш.
Парнишка быстро закивал, словно мог упустить эту возможность, если будет дольше думать и николас улыбнулся. Значит здесь был кто-то еще и похоже, я прекрасно знаю, кто именно здесь был. Теперь они уже не отвертятся и отдадут мне Лею. Надеюсь, им хватило ума её не убивать. От мысли о том, что девушка мертва у него тут же сменилось настроение. Марк уже увел Альфи куда-то, рассказывая ему разные истории, от чего парнишка только воскликивал какие-то фразы, выражая удивление. Лишь Лиз осталась здесь, продолжая смотреть на своего наставника и "отца", что стоял в задумчивости и у которого менялось выражение на лице.
-Что-то не так?
-Все не так, моя милая. Это дело разваливается и от него воняет и похоже, я знаю, кто именно во всем виноват. Пойдем, нам пора уходить отсюда. Думаю, они уже знают, что мы все поняли и у нас есть доказательство их вины.

0

21

Две стрелы, прилетевших со стороны какой-то крыши замерли возле груди мужчины и лица Лиз. Он слышал их полет, заметил в то мгновение, когда сталью они сверкнули на солнце и лишь потому успел перехватить обе одновременно. В груди тут же разгорелся огонь и злоба. Древка стрел сломались в его руках и Ник прыгнул, используя немного магии, чтобы поднять свое тело на одну из крыш всего лишь одним прыжком. Лиз тут же окружила тройка гвардейцев, выставляя перед собой щиты, в то время как их господин рванул по одной из крыш, следуя за одной фигурой, что пыталась сбежать.
Убийца спрыгнул на улицу и рванул по ней вперед. стараясь скрыться в толпе. Второго стрелка Кинби не видел, но тот явно был куда более умелым, так что обнаружить его не удалось. Впрочем, тот, за кем он гнался, так же, мог и не быть убийцей. Это все мог быть отвлекающий маневр и чем дальше бежал за ним Николас, тем больше сомнений у него возникало в голове. Беглец был одет в кожаную броню, прекрасно бегал и прыгал, преодолевая препятствия, а так же не имел ничего, что могло бы, хотя бы отдаленно, напоминать лук или какой-то самострел. Защитить Лиз, во что бы то не стало. Отбросить все дела и защитить. Казалось, что это он говорит сам себе, но на самом деле это было обращение. Он точно знал, что где-то здесь, в городе, обитает не менее десятка темных фигур, наблюдающих за городом и за тем, что в нем происходит. Он даже ощутил движение одной из этих фигур, хотя не видел сейчас ни одну из них. И там, где-то, где гвардейцы старались защитить Лиззи, выросла одна из таких фигур. Проклятый не знал жалости, не имел никаких сомнений и просто устранял любую угрозу, которая вообще могла существовать в принципе. То, что он может справиться с любым отрядом - это было проверенно. Даже с отрядом, на стороне которого стояли маги света, ведь созданию истинной Тьмы было наплевать на жалкие потуги смертных.
Бег привел его в одну из подворотен, в которой оказалось чуть больше людей в кожаной броне, чем один. Здесь было не менее пяти фигур, что ничем не отличались друг от друга, имели однообразное оружие - изогнутые мечи - и все они не выглядели дружелюбно, молчаливо надвигаясь на того, кто забежал в этот переулок. Можно было попытаться сбежать, но получить стрелу в спину не хотелось, да и состояние у Ника было такое, что он даже не думал о побеге. О побеге должны были думать вот эти пятеро, которые стояли у него на пути.
Что-то свистнуло и Ник поймал на лету метательный нож, брошенный в него одним из убийц. Крутанув его в ладонях, человек отправил нож обратно его владельцу, причем с такой силой, что взмахнувший клинком, подумывавший о том, как бы отбить метательное оружие, просто опоздал и нож вошел ему в грудь по самую рукоять. Убийцы замерли лишь на мгновение, понимая, что они потеряли сейчас одного из своих товарищей и это время замедления стоило им слишком дорого. Сдерживаться Николас больше был не намерен, а потому выхватил меч и просто бросился на тех, кто должен был его убить здесь, в этой подворотне, заманив в ловушку.
Первый же удар просто сломал изогнутый клинок одного из ассассинов, когда полуторный меч обрушился на того. Сталь звякнула и в то же мгновение лезвие красного клинка вошло в грудь убийце, оставшемуся беззащитным. Его товарищи рванули на помощь, но их тут же отбросил вихрь из ударов, в который превратился человек, размахивающий своим большим мечом так, словно тот был пушинкой. Удар следовал за ударом, Ник менял направления, чередовал их с выпадами, которые он делал рукой или ногой, заставляя врагов отступать и лишь защищаться. Их силы таяли. Сначала упал тот, что был крайним слева и остались только два убийцы, стоящие правее от входа в переулок. Они прикрывали друг друга, старались не забывать и о своей защите и держались дольше остальных, до той поры, пока их соперник не схватил один из клинков голой рукой и просто отшвырнул его владельца в стену. Швырнул с такой силой, что от соприкосновения со стеной у того изо рта брызнула кровь и убийца просто затих.
-Да кто ты такой? - в сердцах бросил последний из ассассинов, в тщетной попытке атаковать.
Он бил наискосок и даже задел одежду человека, что крутанулся на месте, слегка делая шаг назад, пропуская мимо своего тела лезвие изогнутого меча, а потом, завершая разворот, ударил своим мечом, сжимая его двумя руками. Клинок просто разрубил неудавшегося ассасина, практически, на две части, застряв в теле того лишь где-то на уровне живота. Боль, страх и что-то еще застыли на лице умирающего, но он так и не получив ответа, умер.
Ник вытащил свой меч из трупа и подошел к тому, что еще дышал. Ассассин выглядел паршиво и все пытался донести руку до своего рта, в которой было что-то зажато. Яд. Мгновенно осознал человек и просто наступил на руку своим сапогом, не давая умереть убийце так просто. Впрочем, тот итак уже был на пределе. Слишком уж сильно его тело пострадало от столкновения со стеной. В гневе Николас не рассчитал свои силы.
-Зачем все это? Кто вас нанял? - он присел возле умирающего и тот, как-то странно улыбнулся.
-Ты не успел, жрец, -после этих слов просто затих, умерев, а по телу Ника пробежался неприятный холодок. Это не засада и не поытка меня убить, это просто отвлекающий маневр. Все это не больше, чем отвлечение. Он вскочил и рванул в сторону улицы.

0

22

Люди проносились мимо, удивленно отскакивая от вооруженного человека, бежавшего мимо них. Парочку раз он слышал даже свистки стражи, что быстро замолкали, по каким-то причинам. Возможно они просто отставали, не успевая угнаться за обнажившим оружие в черте города, да еще и заляпанным кровью, а может просто узнавали в бегущем своего Первожреца. Сложно сказать, но думать над этим никто не собирался. Ник даже не обращал на это внимание. Он был поглощен бегом. Быстрее. Быстрее. Я должен бежать быстрее. Я должен успеть как можно скорей. И он бежал, все сильнее ускоряясь, даже несмотря на протесты своего тела. Ноги начинали сильно болеть, мышцы работали на своем пределе, едва справляясь с нагрузками и с той скоростью, с которой старался бежать Кинби. Входя в повороты тело чуть ли не скрипело от возмущения, ведь скорости он не снижал при этом. Порой приходилось отталкиваться от стен, чтобы не врезаться в них во время входа в поворот, но все обходилось и пока что, человек был цел и невредим.
Длилось все это не слишком долго и уже буквально через минуту или две, он был на нужном месте, запыхавшийся, но готовый к бою с любым соперником. В глазах Ника была только ярость и злоба, а так же решительность защитить дорогого себе человека во что бы то не стало. Вот только защищать никого было не нужно. Там, на небольшой площадке посреди улицы, возле того самого, злополучного дома, он увидел трупы. Множество тел лежало в разных позах. Какие-то были подгоревшими, другие же лежали в совершенно немыслимых позах, ведь так человеческое тело не могло изгибаться. Мертвецы были различных рас, одеты были, в основном, в темные цвета, но было несколько и тех, кто носил цвета гвардии. Защищая Лизз эти люди отдали свои жизни и именно они были героями в данной ситуации. Теми, кто выиграл время и дал девочке возможность жить дальше.
Лиззи тоже была здесь. Она стояла возле последнего из гвардейцев, что зажимал рану на своей груди. Его одежда была порвана, сам он едва стоял, прислонившись к стене одного из домов, а над ними всеми возвышалась мрачная и черная фигура Проклятого, безразлично взиравшего на мертвецов и всех, кто был вокруг. Гвардейцу он не помогал, ведь не поступало такого приказа, помогать кому-то еще, кроме девочки.
-Залечи его рану, немедленно, - Ник подскочил к гвардейцу, не обращая внимания на трупы нападавших. -Ты как?
Лиз была бледной и выглядела так, словно повстречала смерть собственной персоной. И вряд ли было дело в трупах. Она уже видела нечто подобное, так что это не могло на неё так сильно повлиять. Дело было в той самой темной фигуре, что склонилась над гвардейцем и вливала в того целебную магию. Проклятые не выбирали способов убийства и то, что видела Лиз... Николас даже не брался представить то, что она могла увидеть. А еще, её пытались убить и она это прекрасно понимала, а потому было удивительно, что она вообще стояла на ногах самостоятельно.
-Они...а потом оно... они всех убили, Ник. Они хотели убить меня. Зачем? - девушка говорила, но глядела не на него, а куда-то в пространство. Шоковое состояние не собиралось проходить и похоже, оно только наступало.
-Я не знаю, малышка, но я знаю, кто это сделал и они заплатят за свои поступки, -он сжал кулаки, стараясь подавить свою ярость, что прямо поднималась в нем темной волной все выше и выше. В какой-то момент она просто переполнила его и Ник поднялся, больше не собираясь играть по установленным правилам.
-Позаботься о них обоих, - коротко бросил он Проклятому и развернувшись, двинулся прочь. Лиз уже потеряла сознание, так что он мог позволить себе удалиться. -Остальные следуют за мной.
Вокруг не было никого, кто мог бы отправиться за ним, но те, кому было это адресовано услышали его слова. Сегодня, все это должно было закончиться и уж он мог обещать любому, что виновные будут страдать.

0

23

С каждым шагом Тьма в нем все больше и больше нарастала. Ник шел вперед, а вокруг него словно искажался воздух. Было похоже на то, что человек словно разогревает воздух вокруг себя. Разогревает до немыслимых температур, от чего вокруг все просто плыло. За его спиной собирались Проклятые, медленно плывя по воздуху, не опережая своего командира и никак не препятствуя его шествию.
Он ощущал в себе скрытые силы, чужеродные и чуждые ему, но сейчас Кинби было на это наплевать. Они были для него полезны и он собирался пустить в ход все, что только было ему доступно. Даже если это развращало его сущность и превращало его в кого-то другого. В того, кем он всегда не хотел становиться. В настоящего пособника Тьмы.
Особняк был впереди, но лично ему было все равно. Легкое движение рукой и створки ворот просто слетели с петель, стоило в них врезаться двум штырям из чистейшей Тьмы. Тенебрис была словно за его плечами, любезно предоставляя допуск к своим силам, но даже это его не волновало. Он просто продолжал идти, не замечая, как аура, что была вокруг него, словно обволакивала его тело, уничтожает траву и цветы, мимо которых он проходил. Живое погибало, стоило ему пройти мимо, осыпаясь пожухлыми кусками или превращаясь в пыль.
Несколько стражников рванули в сторону Николаса, но так и не добежав, отлетели в стороны. Две копья пробили их доспехи, пригвоздив обоих к стенам, возле которых они стояли, охраняя вход в особняк. Люди умерли мгновенно, даже не осознав того, что с ними произошло. Тьма просто поглотила их жизнь, когда темные орудия едва коснулись их тел. Все происходило беззвучно, словно в каком-то кошмаре, но тут раздалась сирена. Громкий, протяжный и противный звук разрезал тишину, призывая весь гарнизон, что был в особняке, к каким-то действиям. Дверь тут же перекрылась, превращаясь в стальную преграду, которую открыть было явно не возможно, если не обладаешь ключем или чем-то подобным.
Он уперся левой рукой в дверь и напрягся. Метал прогнулся, стоило приложить к нему усилие, но выдержал. Короткий замах и дверь просто влетает внутрь дома, не выдерживая титанической силы удара. Стены трещат, когда в них врезается сотня килограмм металла, но это не мешает Николасу войти внутрь. Солдаты занимают свои позиции. Они поднимают щиты, выставляя вперед короткие копья или мечи, тут же окружая вошедшего. Кольцо смыкается, Проклятые замирают возле входа, до сих пор не предпринимая никаких попыток вмешиваться в это сражение.
-Взрыв души, - произносит человек спокойным и холодным, словно лед, голосом. В нем нет уже ничего человеческого, лишь спокойная Тьма внутри и больше ничего.
Жуткая волна из концентрированной магии Тьмы, словно взрыв, разметывает всех, кто пытался взять Первожреца в кольцо. Щиты разлетаются на сотни осколков, металл гнеться и плавиться от взрыва, доспехи просто срывает и уничтожает, кожа обугливается, трещит, разрываясь, а наемники кричат лишь какое-то мгновение, ощущая жуткую боль, перед тем, как умереть. От них не остается ничего, только какие-то ошметки и пыль на белоснежном кафеле, покрывающим пол. Смерть торжествует в этом особняке, но это было лишь начало. Ник, даже не обращая внимания на то, что только что натворил, двигается дальше. Туда, где держат его друга. Туда, где может лежать уже её мертвое тело, за которым он пришел. Но это уже было не важно. Важно было лишь то, что все, кто находиться здесь, будут уничтожены, а их души будут принадлежать только Ей. В голове раздался одобрительный шепот.

0

24

Со стороны коридора выбежало несколько человек, стараясь выстроиться в боевой порядок. Их окутало какое-то легкое сияние защитной магии. За спинами воинов начали выстраиваться маги. Все происходило четко, по военному, как и подобало хорошим солдатам и наемникам, которых нанимали Белоплащники для своей защиты. Сейчас в особняке было намного меньше воинов, чем обычно, но даже так их было достаточно, чтобы отразить нападение или задержать нападавших настолько, чтобы глава и вся руководящая составляющая ордена "Белое солнце" смогла эвакуироваться или просто сбежать подальше. Возможно, это все сработало, приди Николас сюда со своими гвардейцами или даже с солдатами барона, но силы сейчас были слишком неравными.
Проклятые могли уничтожить этот особняк всего за несколько секунд, но в бой не вступали. Даже без них силы были неравными, вот только обороняющиеся этого не понимали, что играло с ними в ужасную шутку и стоили им слишком дорого.
Несколько огненных шаров вылетели со стороны обороняющихся солдат. Волшебники выдали все, на что были способны в такой короткий срок и этого было бы достаточно, чтобы остановить отряд солдат. Солдат, но не Тенебрис, дарившую свою силу Первожрецу. Ник даже не отступил в сторону, не стал уворачиваться от огненных шаров и шаровых молний, брошенных в его сторону. Лишь выставил руку перед собой, словно надеялся, что этого будет достаточно, дабы защититься от летевших в него магических зарядов.
Вспышка от соприкосновения магии различных заклинаний с защитой Первожреца было настолько яркой и мощной, что свет доставал до глаз даже сквозь закрытые глаза. Он ослеплял, чуть ли не выжигая сетчатку. Звук от столкновения был так же  громким. Стекла в окнах просто вылетели, разбиваясь на тысячи осколков. Дымом заволокло все помещение и не было видно ничего, до тех самых пор, пока из него не выступил Ник, спокойно шагнувший вперед, словно этот взрыв его совершенно не коснулся. Дым ему не мешал, как и не мешало стекло под ногами, что валялось повсюду вперемешку с кусками оконной рамы и каменной крошкой, сыпавшейся со стен после взрыва.
Солдаты дрогнули, делая шаг назад, пятясь от надвигающегося. Маги размахивали застыли на месте, не понимая, что происходит и как такое вообще возможно. Полог Тьмы опустился, больше не защищая своего владельца и с руки у беловолосого сорвалось лишь одно заклинание. Это был магический сгусток, напоминающий огромный кусок жидкой краски черного цвета. Он словно поглощал свет вокруг себя и этот снаряд просто врезался в группу щитоносцев, защищающих вражеских магов. Не было ни вспышек, ни оглушительных звуков, не было вообще ничего, когда сгусток влетел в щитоносцев. Всего мгновение и вдруг чудовищная сила просто стянула всех, кто был в стане воинов в одно место. Ломались кости, трещал металл, кровь брызнула во все стороны, но все закончилось за две секунды, после чего все, что осталось в коридоре, это аккуратный шар из плоти, стали, дерева и чего-то еще. Это было все, что осталось от воинов и магов, попавших под действие гравитационной воронки.
Тишина снова поглотила это здание. Никто больше не выходил из комнат, никто не шастал в коридоре, пытаясь атаковать идущего вперед Николаса. Здесь была только пустота и звук его шагов, который разносило эхо по коридору. Дойдя до лестницы, он двинулся вниз, туда, где должны были быть казематы. Там, он ощущал живых. Последних, кто остался в этом особняке. Он чувствовал их. Ник не знал как, не знал почему он это ощущает, но не придавал этому значения. Он был теперь другим и тот, кем он стал просто двинулся по лестнице вниз, не собираясь заставлять себя ждать. Лея... он шел за ней, а остальное было уже не важно.

0

25

В подвале, куда спустился полупроклятый был последний оплот тех, кто держал здесь оборону. Люди, эльфы, гномы и даже парочка зверолюдов, а так же полуорк находились в этом помещении. Почти все стояли где-то в центре коридора, ощетинившись различным оружием и просто ждали того, кто войдет в открытую дверь, что вела в казематы. За дверью, по обе её стороны, он ощущал еще двоих, но на них он не обратил никакого внимания, просто пройдя мимо. Остановился он лишь тогда, когда там, в дальнем конце коридора, где была последняя камера для заключенных, показался человек. Он вел за собой девушку, держа её за волосы. Она слабо сопротивлялась, так как была обессилена, а её тело покрывали синяки и ссадины различных размеров и цветов, от ярко малиновых, до тёмно-синих.
Человек вышел в центр коридора и дернул девушку, бросив её в стену, что была по другую сторону из той камеры, из которой он её вывел. Это послужило сигналом сразу всем, кто находился в этмо коридоре. Белоплащники рванули вперед, размахивая своим оружием. Двойка, что оказалась у него за спиной попыталась ударить ему в спину, возле головы просвистел метательный нож, а прямо ему в лицо устремился стальной шар, покрытый рунами и весь утыканный штырями, что запросто сминал как доспехи, так и дробил кости в мелкую пыль. Время словно замедлилось для стоящего человека. Он видел всех своих врагов, не смотря на то, что не вертел головой. Он скорее чувствовал их движения, ощущал запах, который исходит от каждого из них, слышал их дыхание и шорохи их одежды. А еще он слышал звук с которым острое лезвие разрезает воздух или как тупой предмет преодолевает слабое сопротивление воздуха, чтобы врезаться в тело того, кого здесь собрались уничтожить в одно мгновение.
Ник пригнулся, пропуская над головой стальной шар и рукой ударил по ногам того, кто стоял за его спиной, пропуская мимо себя еще и удар дубиной, что должен был проломить ему затылок. Потом резко поднялся и левой рукой схватил второго соперника, бывшего у него в тылу и словно тряпичную куклу бросил его в сторону его же товарищей. Человек пролетел пару метров и врезался в гнома, сбивая того с ног. Небольшая куча-мала покатилась по земле, пересчитывая своими телами каждый выступ на этом полу. Удар клиником, который нанес эльф был отбит оружием Первожреца, что обнажил его в мгновение ока и всего через секунду эльф уже вопил, ведь его отрубленная рука свалилась ему под ноги, орошая кровью все и всех вокруг. Пинком Николас отправил эльфа в полет, после чего просто превратился в вихрь. Сталь звенела, во все стороны разлетались искры от столкновения стали со сталью, но с каждым выпадом один из противников падал на землю, больше не имея возможности продолжать этот бой. Кровь лилась рекой, но ничто не могло остановить этого сражения. Пол уже усеяли отрубленные конечности и даже две головы. Один из наемников лежал в луже крови, прислонившись к стене и пытался засунуть свои внутренности обратно, только вот тщетно. Эльф пытался ползти куда-то, ведь ног у него больше не было. Он оставлял за собой кровавый след, но вскоре силы покинули его и он просто замер на земле, так и не добравшись до своей цели - зелья, что валялось на земле.
Весь помятый и избитый, с кучей ранений и без одной руки остался стоять на ногах только дварф. Правда стоял он не благодаря своей решимости или своему упрямству, а лишь потому, что его грудь была пробита насквозь клинком с красным лезвием. Его словно прибили к стене, так что даже если бы он был еще жив, то не смог бы ничего с этим поделать. Да и при таких ранах не живут долго, это было очевидно для любого, кто мог бы зайти сюда.
-Не приближайся! - тишину, что наступила после сражения разрезал истеричный и испуганный голос. -Я убью её. Клянусь, я перережу ей горло, если ты сделаешь хоть шаг ко мне!
Лею дернули на себя и к её шее был приставлен кинжал. Мерзкий, грязный, с ржавым лезвием, на котором виднелись кусочки плоти и запекшаяся кровь. Это было орудие пыток, которым уже давно резали людей и не только. При этом его никто даже не думал чистить, так что сколько в нем различной заразы можно было только догадываться. Даже если бы таким клинком не нанесли смертельное ранение, то заражение крови сделало бы свое черное дело и пострадавший имел очень большие шансы скончаться все равно, несмотря ни на что. И все это Николас прекрасно понимал, как и видел то, что девушка не могла уже постоять за себя. Она была слишком обессилена, слишком сильно избита, так что даже на ногах стояла с огромным трудом. А еще Ник словно ощутил на себе какой-то взгляд. Очень внимательный взгляд чьих-то глаз.
За спиной у державшего Лею в заложницах появилось темное свечение. Воздух заколебался, словно нагреваясь, а потом, словно из ниоткуда, появилась цепь, что обмоталась вокруг его руку и резко дернула её в сторону, убирая нож от горла девушки. Вторая цепь, точно так же, обмоталась вокруг другой руки и воина просто распяло в воздухе. Он попытался дергаться, но тщетно. Его ноги ждала та же участь и падая на землю, Лея могла заметить лишь как Первожрец, медленно, словно у него в распоряжении было все время во вселенной, двинулся к распятому человеку, что так и болтался, не понимая что происходит. Вот рука беловолосого ложиться на голову пленного и у того резко округляються глаза. Он начинает невыносимо кричать. Из его ушей, медленно, начинает течь кровь, а глаза, так же. наливаются кровью. Череп трещит от хватки, в которую он заключен и вдруг происходит нечто, что нельзя просто взять и пояснить. Все вокруг заволакивает Тьма, помещение вдруг становиться намного больше, словно его стены, вместе с камерами, куда-то деваются и там, в дальнем конце ставшего намного больше помещения оказываться еще один человек.
-Я знал, что ты поддашься ей. Сделай же это, переступи черту. Я знаю, ты хочешь, - магистр  ордена "Белого Солнца" - а это был именно он - стоял, подняв руки перед собой, словно творя какое-то заклинание.
При этом мышцы на руке Николаса раздулись, он схватил своего пленного уже двумя руками и просто сильнее сжал череп солдата, собираясь раздавить его как кусок фарфора.
-Стооой! Не делай этого, Ник. Ты же лучше этого. Ты выше этого, - вдруг заговорила Лея, стараясь подползти поближе к своему лучшему другу. -Я знаю, ты меня слышишь. Ты не хочешь убивать. Послушай же меня.
Где-то там, на задворках сознания, он слышал голос главной стражницы, но тело не хотело ему подчиняться. Мысли путались, не давались ему, а приказания, которые он, вяло, пытался раздавать, просто никак не ощущались его телом. Тьма просто задвинула его подальше, перехватывая управление. Он поддался ей, за что и сейчас поплатился, оказываясь на месте зрителя, что мог беспомощно наблюдать за тем, что творит Тьма , управляя его телом.
-Ты не получишь его, еретик. Он мой! - еще один голос появился откуда-то, из-за его спины и все вокруг вдруг вспыхнуло.
Тьма сражалась с Тьмой, его тело сотрясали спазмы, да такие, что казалось будто его разрывают на куски. Он ощущал жуткую боль, ощущал какую-то странную пустоту и много чего еще, а потом... он отключился.

0


Вы здесь » Gates of FATE: Tears of Gargea » » В былые времена » Противостояние